Определение слова «СМЕРТЬ»

Большой энциклопедический словарь:

СМЕРТЬ — прекращение жизнедеятельности организма, гибель его. У одноклеточных организмов (напр., простейших) смерть особи проявляется в форме деления, приводящего к прекращению существования данной особи и возникновению вместо нее двух новых. Смерть теплокровных животных и человека связана с прекращением прежде всего дыхания и кровообращения. Различают 2 основных этапа смерти: клиническую смерть и следующую за ней биологическую, или истинную, — необратимое прекращение физиологических процессов в клетках и тканях.

Биологический энциклопедический словарь:

Прекращение жизнедеятельности организма, гибель его как обособленной целостной системы. У многоклеточных организмов С. особи сопровождается образованием мёртвого тела (у животных — трупа). В зависимости от причин, вызвавших наступление С, у высших животных различают С. естественную (физиологическую), наступающую в результате длит, постепенного угасания осн. жизненных отправлений организма в процессе старения, и преждевременную С, вызываемую болезненными состояниями организма, поражением его жизненно важных органов. С. теплокровных животных и человека связана с прекращением прежде всего дыхания и кровообращения. У одноклеточных организмов (напр., простейших), наряду со С, сопровождающейся образованием трупа, индивидуальная жизнь прекращается в результате деления особи и образования вместо неё двух новых. Учение о С.— танатология.
См. продолжительность жизни.

Биология современная энцикопедия:

Прекращение жизнедеятельности организма, имеющее необратимый характер. У одноклеточных организмов (напр., простейших) смерть проявляется в форме деления, приводящего к прекращению существования данной особи и появлению вместо неё двух новых. У теплокровных животных и человека смерть – это прежде всего прекращение дыхания и кровообращения. В зависимости от причин, вызвавших наступление смерти, различают смерть естественную (физиологическую) и преждевременную (патологическую). Естественная смерть наступает в результате старения, когда постепенно угасают функции всех органов и систем организма, преждевременная – в результате болезней, травм или других повреждающих факторов внешней среды, вызывающих нарушения, несовместимые с жизнью (повреждение мозга, сердца, почек и других жизненно важных органов). В медицине существуют понятия клинической и биологической (истинной) смерти. Клиническая смерть продолжается несколько минут после остановки дыхания и кровообращения и является обратимым этапом умирания. Её наступлению предшествуют постепенное снижение кровяного давления, угнетение рефлексов, нарушение сознания, остановка сердца. В период клинической смерти возможна реанимацияоживление организма, поскольку необратимых изменений в центральной нервной системе, органах и тканях ещё не произошло. Биологическая смерть – необратимое прекращение физиологических процессов в клетках и тканях, при котором реанимационные мероприятия безуспешны. Достоверные признаки биологической смерти – помутнение роговицы глаз, затем трупное окоченение. Наука, изучающая биологические аспекты смерти, наз. танатология. По отношению к растениям термин «смерть» не употребляется. Прекращение их жизнедеятельности называется отмиранием или гибелью.

Толковый словарь Даля:

СМЕРТЬ ж. (мереть), смёртушка, моск. тамб. смерётка, смерёточка, смерётушка, смерёдушка, новг. олон. арх. конец земной жизни, кончина, разлучение души с телом, умирание, состояние отжившего. Смерть человека, конец плотской жизни, воскресение, переход к вечной, к духовной жизни. Человек родится на смерть, а умирает на живот, на жизнь. Смерть животного, конец бытия его, или возвращение жизненных сил его в общий источник, и разложение плоти. Смерть растения, то же, отделение от него растительной силы, или поступление его во власть законов неживой природы. Умереть своею смертью, природною, отжив, одряхлев; внезапною, наглой (южн.) смертью, неожиданно и вдруг; болезненой, немощной смертью, от долгой немочи, хвори; насильственой, быть убиту, отравлену и пр. случайной, несчастной, от случая, приключения, напр. утонуть. Легкая смерть, быстрая, спокойная, без страданий; тяжелая, мучительная. Какою смертью он умер? как, от чего. Смерть его пришла, час смерти, конец жизни мирской. Не бойтеся смерти тела, бойтеся смерти духа, смерти духовной, греха, зла, худа. На смерть, что на солнце, во все глаза не взглянешь! Лучше смерть, нежели зол живот. От смерти не посторонишься. Смерть на живот дана. Страхов много, а смерть одна. Смерти воля дана. И всяк умрет, как смерть придет. Смерть да жена — Богом суждена. Это вернее смерти. Промеж жизни и смерти. Прежде смерти не умереть (или: не умрешь). Смерть за порогом. Смерть на носу. Смерть на пядень. Хватился монах, когда смерть в головах! Живот смерти не любит. Смерть животы кажет (т. е. имущество). На смерть детей не нарожаешься. Сим молитву дает, Хам пшеницу сеет, Афет власть имеет, смерть всем владеет. Бога прогневишь — и смерти не даст. Не столько смертей, сколько скорбей (или болестей). Не на живот, а насмерть (бьют, обижают и пр.). Смерть рускому солдату свой брат. Двух смертей не бывает, а одной не миновать. Горя много, а смерть одна. В семье и смерть красна. Хорошо бы тебя по смерть посылать. Смерточка моя пришла! Стыд (или позор) та же смерть. Увидать домового — к беде, к смерти. || Смерть олицетворяется под видом человеческого остова, с косою и склянками; суеверные видят ее в разных образах, костяком в саване, костлявым стариком, старухой, оборотнем и пр. || Смерть нареч. очень, сильно, больно, крепко, ужасно, порато. Я смерть пить хочу, я смерть боюсь пчел, смерть люблю раков и пр. Песья смерть растен. Periploca, см. дремка. Овечья смерть, растение Stipa capillata, ковыл, кипер, иголка, шелкова трава; она впивается иглой в тело овцы. Смертный по естеству, по природе своей подлежащий смерти, невечный, временный; умираюший, отжив век свой, и могущий лишиться жизни; в сем знач. более означает: человек. Все люди смертны, всем один земной конец. Смертный плотью, бессмертен духом. Его смертным часом схватило, он при смерти. Смертная ходит, кур. мор; я свою смертную видал, смертный призрак. || Смертоносный, убийственый, смертельный, лишающий жизни, плотской либо духовной, причиняющий смерть. Смертная болезнь. Лежать на смертном одре. Смертная вина, или — преступление, за которое закон казнить смертью, смертною карой, казнью. Смертный страх, боязнь смерти; или испуг, грозящий смертью. Смертный страх, от греховного, жития. Смертный грех, церк. непрощеный, погубляющий душу; всякое прямое и сознательное нарушение заповедей Божьих. Смертная нужда, охота, крайняя, неудержная, непомерная. Охота смертная, да участь горькая, хочется, да неможется. Смертная ненависть. || Он из себя смёртный такой, пск. твер. хилый, худой, щедушный; бледный. Смертность ж. свойство, состояние всего смертного. Смертность общий удел человечества. При смертности от повальных или заразительных болезней, покойника выносят вперед головою, ниж. || Количество умирающих, отношение числа их к населению. Смертность большая, малая и средняя. В больницах смертность бывает от 10 до 30 на сто. Кривая (черта) смертности, начертательное, наглядное изображение состояния смертности в разных местах, или хода ее в различные годы и времена. Смертельный яд, рана, болезнь, безусловно смерть причиняющий, лишающий жизни. || *Смертельно есть хочу, смертельно голоден, смертно, на смерть, до смерти, смерть; ужасно, чрезмерно. Смертельный, смертный враг. Смертельность раны, которую пережить нельзя, смертность. Смертельник, смертельница чей, смертельный, непримиримый враг, ненавистник. Смертоносная зараза. Смертоносный удар. — грех. Все мы смертоносцы, нося телесную смерть в себе и нанося духовную смерть другим. || Смертонос, смертоносец, насекомое Necydalis, переводн. Смертоносность чумной заразы. И в то время, в смертоносие, архиепископ Симеон со кресты обходи всего великаго Новагорода, летописн. Смертоточивые уста, лукавые и вредные, губительный. Смертоубивство смертоубийство убиение, убийство человека, лишение его жизни. смертоубийственая рука;зной, засуха.

Словарь эпитетов русского языка:

О времени наступления смерти; о ее неизбежности.
Безвременная, беспощадная, близкая, быстротечная, верная, внезапная, грозная, грядущая (устар. поэт.), медленная, моментальная, нежданная, неизбежная, неминуемая, неминучая (простореч), неожиданная, неотвратимая, поздняя, преждевременная, равнодушная, ранняя, роковая, скоропостижная, случайная, скоротечная.
О причине смерти, характере смерти; об оценке смерти.
Бесславная, бесчестная (устар), благостная (устар.), героическая, геройская, глупая, гордая, дивная, естественная, жалкая, жестокая, загадочная, злая, истязательная (устар.), легкая, лютая (разг.), мученическая, мучительная, напрасная, насильственная, нелепая, непонятная, неумная, одинокая, подлецкая (простореч.), позорная, постыдная, почетная, праведная, славная, сладкая, слепая, собачья (простореч.), спокойная, страшная, суровая, счастливая, тихая, трудная, тяжелая, ужасная, хладная (устар.), холодная, черная (нар.-поэт), честная, эффектная. Блаженно-страшная, синяя, угрюмая, ясная.

Словарь литературных эпитетов:

• Безглазая (Голен.-Кутузов, Сологуб).
• Беспощадная (Данилин).
• Блаженно-страшная (Брюсов).
• Белая (Бальмонт, Олигер).
• Жадная (Голен.-Кутузов).
Злая (Буренин).
• Костлявая (Крачковский).
• Лютая (Полежаев).
• Медлительно-обманная (Бальмонт).
• Мрачная (Фофанов).
• Невозмутимая (Фет).
• Нежданная всегда (Бальмонт).
• Неминучая (Мельн.-Печерский).
• Немая (Фофанов).
• Роковая (Фофанов, Фруг).
• Страшная (Достоевский).
Темная (Андрусон).
• Тусклая (Бальмонт).
• Угрюмая (Городецкий).
• Унылая (Случевский).
• Хищная (Данилин).
• Хладная (Баратынский).

Малый академический словарь:

-и, род. мн. -ей, ж.
1. биол.
Прекращение жизнедеятельности организма и гибель его.
Физиологическая смерть. Смерть клетки. Смерть растения.
2.
Прекращение существования человека, животного.
Скоропостижная смерть. Ранняя смерть.

Все сулит там [в Обломовке] покойную, долговременную жизнь до желтизны волос и незаметную, сну подобную смерть. И. Гончаров, Обломов.
[Врач] удостоверил, что смерть произошла от разрыва сердца. Л. Толстой, Воскресение.
|| (обычно в сочетании с глаг.: „приговорить“, „присудить“ и т. п.).
Смертная казнь.
Приговорить к смерти.

[Ришар] убил какого-то старика и ограбил. Его схватили, судили и присудили к смерти. Достоевский, Братья Карамазовы.
|| перен.
Гибель, уничтожение чего-л.
С каких именно пор мысль приобрела свойства разрывной бомбы? Ужели, не шутя, от нее следует ожидать не обновления, а обветшания и смерти общества? Салтыков-Щедрин, Признаки времени.
3. в знач. сказ. разг.
Плохо, нехорошо; горе, беда.
Мечусь я, как угорелая, а больше двадцати копеек, да и то в счастливый день, достать не могу… Смерть моя… хоть руки на себя наложить. М. Горький, Колюша.
Только бы до весны дожить, — увлекается дед. — Солнышко я очень люблю. Смерть мне зимой — коченею. Неверов, Веселые ребята.
4. в знач. нареч. прост.
Очень, чрезвычайно.
[Почтмейстер:] Смерть люблю узнать, что есть нового на свете. Гоголь, Ревизор.
— А я вот ничего есть не могу третьи сутки: зуб смерть болит. Слепцов, Трудное время.
|
В сочетании со словом „как“: смерть как.
Очень поэтично, — сказал Пастухов. — Но ты смерть как скучно рассказываешь. Федин, Необыкновенное лето.

- гражданская смерть
- клиническая смерть
- черная смерть
д{}о{} смерти
крайне, очень.
— Мне скучно до смерти! Чехов, Моя жизнь.

- найти смерть
пасть смертью храбрых
высок.
умереть героем.

- умереть своей смертью; умереть не своей смертью
смотреть{ (или глядеть)} смерти в глаза{ (или в лицо)}
быть близким к смерти.
быть{ (или лежать)} при смерти
умирать.

- вопрос жизни или смерти
как смерть бледный
очень бледный.

- между жизнью и смертью
не на живот{ (или на жизнь)}{, а на смерть}
1) не жалея жизни ради чего-л.;
2) самым решительным образом.
(только) за смертью посылать {кого}
шутл.
о том, кто очень медленно ходит по какому-л. делу, поручению.

Орфографический словарь Лопатина:

орф.
смерть, -и, мн. -и, -ей

Новейший философский словарь:

СМЕРТЬ — в науке — естественное и необратимое прекращение жизнедеятельности биологической системы. В философии смертность человека рассматривается не столько как природный, сколько как социальный феномен, требующий рационального восприятия и осмысления. Уже реконструкция захоронений неандертальцев свидетельствует о наличии у них представлений о неоконченнсти человеческого существования со С. Это представление древних позднее привело к понятию бессмертной бестелесной души. В античной философии была предпринята одна из первых попыток на рациональных основах примирить индивидуальное сознание с неизбежностью собственной С. Эта попытка воплотилась в двух концепциях, предлагавших пути избавления от страха перед С: Сократа — Платона и атомистов — стоиков. «Теория» Сократа — Платона утверждала бессмертие одной из составных человека — души; С. мыслилась как отделение нетленной вечно живущей души от смертного тела. Страх перед С. преодолевается разумом на путях философии, т.к. «человек, который... посвятил жизнь философии, перед С. полон бодрости и надежды обрести за могилой величайшие блага» (Сократ). Учение атомистов — стоиков страх перед С. снимает через признание ее естественным и закономерным фактом жизни, которого не следует страшиться в силу невозможности его прочувствовать: согласно Эпикуру, душа со С. человека распадается на атомы и, следовательно, человеку уже все безразлично, он ничего не чувствует. Стоики наделяют ожидание С. этическими мотивами: надо бояться не С, а недобродетельной жизни: «кто научился смерти, тот разучился быть рабом» (Сенека). Христианская теология и философия полагали С. следствием грехопадения Адама и Евы. Христианство на основе веры в загробную жизнь и справедливое воздаяние за земные дела предоставляло человеку знание о С. как переходе из земной жизни в жизнь вечную. С. трактовалась как мгновенный акт перерождения, к которому человек должен готовиться всю земную жизнь. С. и воскрешение Христа — победа над первобытным страхом биологической С. Реформация и Возрождение хотя и подвергли ревизии церковное учение о С, но не отняли у человека представлений о личном бессмертии. Философия Нового времени, а позднее и Просвещение выносят проблему С. за рамки теологии, что, не сильно влияет на этические результаты их размышлений о С, хотя и меняется система аргументации. Проблема С. вытесняется на второй план гносеологией и социально-политическими концепциями и присутствует как элемент в рассуждениях о бессмертии души (Декарт, Локк, Гоббс) или атеистических системах (Ламетри, Дидро). Тема С. в 18-19 вв. развивается в различных философских концепциях: у Канта идея бессмертия души выступает как постулат практического разума; в панлогизме Гегеля, в границах которого феномен С. осмысливается в сфере чистой мысли: С. постигается не верой, а разумом; в религиозном экзистенциализме Кьеркегора смысл С. должен быть понят не с помощью рассудка, а в состоянии «страха и трепета», открывающем всю глубину веры в Бога; в «религии Человека» (Конт, Фейербах) акцент ставится на родовом бессмертии человека (как и в марксизме) и вечном разумном прогрессе, в идее «вечного возвращения» (Шопенгауэр, Гартман, Ницше) утверждается бессмысленность и повторяемость жизни и С. как пути этого повторения; для Фрейда С, как и Жизнь, выступает бессознательным импульсом человеческих инстинктов. В 20 в. Хайдеггер представляет С. онтологической характеристикой человеческого бытия: жизнь есть «бы-тие-к-смерти», человек постулируется в мире осознанием собственной смертности. С, будучи всегда «моей» С, выводит человека из анонимности жизни к «собственному» бытию, С. дополняет возможное бытие человека до полного бытия. «Подлинное бытие-к-смерти» порывает с повседневными попытками отвлечься от С. и является основой смыслотворче-ства человека. В отличие от Хайдегера, Камю и Сартр видят в С. не позитивный, утверждающий момент человеческого бытия, а разрушающий смысл и индивидуальность. Маркузе в отношении человека к С. видит проблему идеологической ангажированности отношения в конкретной культуре. Маркузе переводит рассмотрение С. из онтологии в социальную, культурологическую плоскость. Эту традицию развивает Ф. Ариес, выдвигая теорию пяти этапов восприятия С. в западноевропейской культуре: от «прирученной» С. (архаика — 12 в), когда человек считал С. естественной и был готов к встрече с ней, до «перевернутой» С. (20 в.), когда общество стыдится С, скрывает и банализирует ее, отдает в руки врачей и похоронных бюро. Теорию Ариеса дополнял и уточнял М. Вовель. Изменчивое отношение человека к С. легло в основу теории Бодрийара, представляющего историю общества как историю трех этапов «симуляции», т.е. вытеснения, маскировки С. в социальном в зависимости от изменений в законе стоимости. Система, стремящаяся к совершенству, изначально боится С. и пытается, по Бодрийару, закрыться от нее с помощью «симулякров», т.е. определенных видов искусственности, которые должны заслонить принцип «аннулирования», что для системы и есть С. Успехи медицины в 20 в. поставили перед философами проблему определения С. Большинство исследователей исходят из того, что родовым признаком человека является сознание, следовательно. С, — это С. сознания: «С. человеческого существа определяется с того момента, когда умирает сознание» (Л. Шварценберг).

Новая философская энциклопедия:

СМЕРТЬпрекращение жизни, естественный конец единичного живого существа или насильственное умерщвление не только индивидов, но и целых видов животных и растений в силу экологических катастроф и хищнического отношения человека к природе. Поскольку человек, в отличие от других живых существ, сознает свою смертность, смерть выступает для него как конститутивный момент его жизни и мировоззрения. В этом плане – с точки зрения осознания факта и смысла смерти как завершающего момента человеческой жизни – смерть гл.о. и рассматривалась философией.
Отношение к смерти во многом определяет формы религиозных культов. Напр., для древних египтян земное существование человека выступает как подготовка к загробному бытию. Отсюдакульт мертвых, построение и украшение гробниц, жилищ мертвых, искусство бальзамирования и т.д. На Востоке «обживание» факта смерти выражается в культе предков: древние японцы верили в то, что человек после смерти продолжает существовать в своих потомках и только при отсутствии их умирает окончательно. По мере ослабления родственных и общинных связей смерть все больше переживается как неотвратимая собственная смерть, и культ предков держится не столько на непосредственном чувстве, сколько на традиции. Тем не менее даже в наше время возникают попытки преодолеть трагизм смерти с помощью возрожденного культа предков (напр., идея воскрешения мертвых отцов средствами современной науки у ..Федорова).
В большинстве древних культур отношение к смерти имеет эпический характер (важное исключение составляет аккадский эпос о Гильгамеше, ранняя версия которого относится к 2-му тысячелетию до н.э., а наиболее полная – к 7–6 вв. до н.э.). Иное, трагическое отношение к смерти возникает в т.н. «осевую эпоху» (Ясперс) и характерно для новых религий – буддизма в Индии, зороастризма в Иране, иудаизма (особенно эпохи пророков), даосизма в Китае, религиозно-философского движения в Греции 7–4 вв. до н.э. (в частности у орфиков и пифагорейцев).
Эти духовные явления свидетельствовали об обострившемся чувстве личного бытия. В античности одной из попыток преодолеть страх смерти было учение Сократа, который, согласно Платону, считал, что «те, кто подлинно предан философии, заняты, по сути вещей, только одним – умиранием и смертью» («Федон», 64 А). Платон воспринял орфико-пифагорейское представление о том, что смерть есть отделение души от тела, освобождение ее из «темницы», где она пребывает в своей земной жизни. Душа и тело изначально принадлежат двум разным мирам – душа происходит из вечного и неизменного мира идей, куда она и возвращается после смерти тела, последнее же превращается в прах и тлен, которому оно с самого начала принадлежало. Учение Сократа, Платона, неоплатоников о бессмертии души впоследствии, хотя и в преобразованном виде, воспринимается христианством и на многие века становится определяющей традицией в европейской жизни.
Другое отношение к смерти складывается в стоицизме и особенно в эпикурействе. Стремясь, как и Сократ, освободить человека от страха смерти, стоики указывают на ее всеобщность и естественность: все вещи в мире имеют конец, и это так естественно, что неразумно бояться смерти. Эпикур приводит такой довод: смерти не следует страшиться, ибо человек с ней «не встречается»: когда человек есть, смерти нет, а когда приходит смерть, человека уже нет, поэтому смерти не существует ни для живых, ни для умерших. Несмотря на то, что по своему содержанию платонизм и эпикурейство противоположны, их объединяет специфически греческий рационализм в самом подходе к факту смерти, связанный с пониманием бытия как вечно равного себе космоса [КОСМОС]. Последний или пребывает в неподвижности, как у элеатов или Платона, или совершает циклические изменения в вечно повторяющемся ритме (Гераклит, стоики). Поэтому опору для человека перед лицом смерти греческая философия ищет или в вечности самого круговорота бытия (учение о переселении душ, см. Метемпсихоз [МЕТЕМПСИХОЗ]), или в сознании роковой неизбежности этого круговорота, в смиренном и разумном приятии его естественности и неотменимости. «Нельзя быть счастливым, когда желаешь того, что невозможно... ...Кто желает невозможного, тот раб и глупец, восстающий против своего хозяина –Бога. Хозяин наш желает, чтобы мы были счастливы; но для этого мы должны помнить, что все родившееся должно умереть...» (Эпиктет. В чем наше благо? – Римские стоики. Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. М., 1995, с. 217).
По-иному осмысляется факт смерти в иудаизме и христианстве. В Ветхом Завете, правда, присутствует характерное для древних культур отношение к смерти как завершению пути конечного существа: так воспринимается смерть патриарха Авраама: «И скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и насыщенный жизнью, и приложился к народу своему» (Быт. 25.8). Но поскольку человек понимается здесь не как природное, а как сверхприродное существо, ведущее диалог с Богом, то появляется и новое отношение к смерти как каре, постигшей человека вследствие грехопадения: «Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих» (Прем. 1.13), «Бог создал человека для нетления..., но завистью диавола вошла в мир смерть» (Прем. 2. 23–24). Смерть, т.о., указывает на присутствие греха в тварном мире: по отношению к грешникам смерть есть не просто их естественная участь, но наказание за грехи. Стремление преодолеть бессмысленность вечного природного круговорота приводит – особенно в позднейших книгах Ветхого Завета, у пророков – к возникновению веры в грядущее эсхатологическое царство, когда «поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Бог слезы со всех лиц, и снимет поношение с народа своего по всей земле» (Ис. 25.8). Человек, т.о., не может спасти себя от смерти, это под силу только Богу. Христианство заимствует от иудаизма отношение к смерти как наказанию за человеческую греховность. В Новом Завете обостряется драматическое переживание смерти как конца личного бытия, и в центре оказывается тема спасения человека – преодоление смерти Богочеловеком Христом, своей крестной смертью искупившим грехи человечества и чудом своего воскресения положившим конец господству смерти. Поскольку люди «причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, т.е. диавола и избавить тех, которые от страха смерти чрез всю жизнь были подвержены рабству» (Евр. 2.14–15). Христос стал «первенцем из мертвых» (Откр. 1.5), и в этом залог бессмертия и воскресения во плоти для всех верующих христиан. Чудо воскресения Христа, неприемлемое для иудаизма, соединило в себе ветхозаветный супранатурализм с напряженным переживанием конечности человеческого существования на рубеже старой и новой эры.
Вместе с процессом секуляризации, начавшемся в эпоху Возрождения и углубившемся в эпоху Просвещения, складывается пантеистическое мировосприятие, опирающееся отчасти на античную философию, особенно неоплатонизм и стоицизм, а отчасти на оккультно-магическую и гностико-герметическую традицию (Г.К.Агриппа, Парацельс, Дж.Бруно). Пантеизм, реализовавшийся в учениях Спинозы, Фихте, Гегеля, Гете и др., ведет к отрицанию трансцендентности Бога и христианского понимания смерти как перехода из имманентного в трансцендентный мир. Смыкаясь с Просвещением, пантеизм перемещает центр тяжести с веры на разум. По словам Спинозы, «человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни» (Избр. произв., т. 1. М., 1957, с. 576).
В 18–19 вв. развитый пантеистической философией принцип имманентизма с его перенесением смыслового центра на посюсторонний мир трансформировался Просвещением в идею прогресса, развитую в двух вариантах – позитивистском (Конт, Спенсер) и идеалистическом (Фихте, Гегель). Идея прогресса соединила в себе иудаистски-христианское понимание мира как истории, движения к будущему, через которое получает смысл настоящее, с пониманием мира как природы, а человека – как принадлежащего этому миру чувственного существа, наделенного разумом. Кризис этой идеи привел к распадению слившихся в ней тенденций: с одной стороны, в лице Шопенгауэра, Ницше, Эд.Гартмана и др. восторжествовал натурализм, с другой – устремление к раннехристианской традиции (Кант, Кьеркегор, К.Барт). Первое направление, опиравшееся на позитивизм и философию жизни [ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ], тяготело к «дионисийству» с его культом эроса и смерти, выступавшей в конечном счете как завершающий момент вакхического восторга и окончательного слияния с темной праосновой бытия. Шопенгауэр, правда, признав бытие темной стихией иррациональной воли, отверг его и увидел единственный для человека выход из бесконечного бега по кругу вожделений и страданий неутоленной воли в отказе от участия в круговороте жизни и погружении в нирвану небытия. Напротив, Ницше полностью принял жизненную стихию во всей ее ничем не сдерживаемой мощи, отбросив как губительную иллюзию не только веру в потусторонний мир, но и моральные ценности, сковывающие энергию сильной личности – «сверхчеловека». Ницшеанское мироощущение воспроизводится в 20 в. – в разных вариантах – Шпенглером, Ортегой-и-Гассетом, Сартром, Камю и др. Другая ветвь натуралистического направления развивается фрейдизмом (в большей степени акцентировавшим, однако, позитивистский мотив), в основе которого лежит интуиция внутренней связи эроса и смерти.
Противоположным этому направлением, выделившимся с ослаблением веры в прогресс, оказалась христианская традиция, по большей части протестантской ее ветви. Эта традиция представлена диалектической теологией [ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ](К.Барт, Р.Бультман, П.Тиллих), немецким и русским вариантами экзистенциализма [ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ](ранний М.Хайдеггер, К.Ясперс, Л.Шестов, Н.А.Бердяев), а также М.Бубером, Г.Марселем и др. Опираясь на Кьеркегора, представители этого направления пытаются вернуться к раннему христианству (а Шестов и Бубер – к Ветхому Завету), позволявшему человеку переживать свою смерть как религиозное таинство соединения трансцендентного (божественного) и имманентного (человеческого). Хотя смерть и выступает как нечто абсурдное для человека, руководящегося разумом «мира сего», но это не абсурд Камю и Сартра: он возникает не от бессмысленности бытия, а от трансцендентности и скрытости его смысла от человека. Познать его нельзя, в него можно только верить. Между двумя мирами нет моста, и от одного к другому можно только прыгнуть, не зная наперед, не провалишься ли при этом в «пропасть».
Среди философов 20 в., рассматривавших смерть как важнейший конститутивный момент человеческого сознания и человеческой жизни вообще, необходимо особенно выделить М.Шелера и Хайдеггера. Шелер попытался применить метод феноменологии, чтобы показать, как в имманентном мире сознания переживается «трансценденция», т.е. как смертность человека, его конечность определяет всю структуру его теоретического мышления, его созерцания и деятельности. В качестве момента, конституирующего сознание человека, Шелер берет не сам эмпирический факт смерти, а переживание его на протяжении всей человеческой жизни (см. M. Scheler. Schriften aus dem Nachla, Bd. 10. В., 1957, S. 12). Тезис Шелера о том, что только вернувшись к существованию перед лицом смерти, человек обретает и смысл жизни, освободившись от ложных целей и деятельности, которой наполняет его жизнь индустриальная цивилизация, выступает у Хайдеггера в учении о «подлинном» существовании человека – перед лицом смерти, и «неподлинном», при котором человек погружается в мир безличного «man», где умирают другие, но никогда – он сам, получая иллюзию бессмертия и «забывая» о смерти как последней возможности человеческого существования (М. Heidegger. Sein und Zeit. Tb., 1960, S. 237). Указывая на то, что человек как конечное существо есть «бытие-к-концу», «бытие-к-смерти», Хайдеггер, однако, дистанцируется от Шелера, укореняющего человеческую личность в надмирном Боге: «заброшенный» в мир, человек перед лицом смерти у Хайдеггера предельно одинок. И не случайно ранние работы Хайдеггера были истолкованы в атеистическом духе французскими экзистенциалистами – Сартром и Камю.
Тема смерти занимает важное место в русской литературе, поэзии и религиозной философии 19–20 вв. – в творчестве Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского, В.С.Соловьева, С.Н.Трубецкого, С.Н.Булгакова, Л.Шестова и др. Нельзя не отметить, что творчество Толстого (особенно его «Смерть Ивана Ильича») оказало сильное влияние на немецкую и французскую мысль 20 в. и, в частности, на осмысление смерти как конститутивного момента человеческого сознания.
Литература:
1. Фролов И.Т. О смысле жизни, о смерти и бессмертии человека. М., 1985;
2. Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному. Новая онтология XX века. М., 1997;
3. Benz . Das Todesproblem in der stoischen Philosophie. Stuttg., 1929;
4. Morin E. L’homme et la mort dans l’histoire. P.,1952;
5. Rahner К. Zur Theologie des Todes, 2 Aufl. Freiburg, 1958, Choron, Der Tod im abendlndischen Denken. Stuttg., 1967;
6. Landsberg P.L. Die Erfahrung des Todes. Fr./M., 1973.
П.П.Гайденко

Смотреть другие определения →


© «СловоТолк.Ру» — толковые и энциклопедические словари, 2007-2019