Определение слова «ЛИЧНОСТЬ»

Толковый словарь Ушакова:

ЛИ́ЧНОСТЬ, личности, ·жен.
1. только ед. Отдельное человеческое я, человеческая индивидуальность, как носитель отдельных социальных и субъективных признаков и свойств. «Гражданам ·СССР еспечивается неприкосновенность личности.» Конституция ·СССР. «...Идея исторической необходимости ничуть не подрывает роли личности в истории...» Ленин. Личность Пушкина. Уважение к чужой личности.
| Образ такого отдельного я, воплощенный в произведениях искусства (·книж. ). Литературная личность Гоголя.
2. Человек с точки зрения черт его характера, поведения, общественного положения. Светлая личность. Благородная личность. Подозрительная личность.
3. преим. мн. Намек в речи на определенное лицо; замечания, имеющие целью задеть, обидеть какое-нибудь определенное лицо (·устар. ). «Михаил Трофимович (Каченовский) не раз позволял себе личности в своих критических статьях.» Пушкин. Прошу без личностей.
4. Физиономия, лицо (·прост. ·неправ. ). Смотрю на вас: личность у вас как будто знакомая, а не признаю. «- Рука... так и лезет произвести где-нибудь порядок, подобраться поближе к личности станционного смотрителя или ямщиков.» Гоголь.

Большой энциклопедический словарь:

ЛИЧНОСТЬ — 1) человек как субъект отношений и сознательной деятельности.
2) Устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена общества или общности. Понятие личности следует отличать от понятий "индивид" (единичный представитель человеческого рода) и "индивидуальность" (совокупность черт, отличающих данного индивида от всех др.). Личность определяется данной системой общественных отношений, культурой и обусловлена также биологическими особенностями.

Словарь по культурологии:

(от лат. persona – маска, роль актера) – термин, обозначающий социальный тип человека как продукта и носителя исторически определенной культуры и выполняющего определенные функции в системе сложившихся общественных отношений. Личность является единичным воплощением культуры, конкретным выразителем всей совокупности общественных отношений.

Толковый словарь Даля:

личность
См. лицо

Словарь эпитетов русского языка:

О человеке как носителе каких-либо свойств, качеств.
При положительной оценке.
Авторитетная, благородная, выдающаяся, героическая, исключительная, историческая, колоритная, независимая, неповторимая, обаятельная, одаренная, оригинальная, привлекательная, самобытная, светлая, свободолюбивая, творческая, яркая.
При отрицательной оценке.
Бесстыдная, гнусная, криминальная, мерзкая, непривлекательная, низменная, ничтожная, омерзительная, отвратительная, подозрительная, подлая, преступная, притворная, противная, серая, скользкая, сомнительная, темная, холопская, честолюбивая, эксцентрическая.

Большой юридический словарь:

Человек как активный субъект общественных отношений. объединяет категории гражданина, иностранного гражданина, лица без гражданства. см. также физическое лицо.

Малый академический словарь:

личность
-и, ж.
1.
Совокупность свойств, присущих данному человеку, составляющих его индивидуальность.
Не смешивайте этого терпения [Катерины] с тем, которое происходит от слабого развития личности в человеке. Добролюбов, Луч света в темном царстве.
Таков был --- тот круг, среди которого рос гений Пушкина, формировались личности истинно передовых людей тогдашней России. А. Лебедев, Чаадаев.
||
с определением.
Человек с точки зрения его характера, поведения, положения и т. п.
Героическая личность. Светлая личность.

— Жена [Квашнина] какая-то бесцветная личность и совсем не представительна. Куприн, Молох.
||
О человеке с ярко выраженной индивидуальностью, замечательном в каком-л. отношении.
Семейство у Криворуковых хоть и небольшое, но зато что ни человек, то персона, личность. Марков, Сибирь.
— Я всегда знала, что Тамарка — личность. --- Благороднее всего она вела себя во время наших ссор. Крон, Дом и корабль.
2.
Отдельный человек в обществе; индивидуум.
--- идея исторической необходимости ничуть не подрывает роли личности в истории: история вся слагается именно из действий личностей, представляющих из себя несомненно деятелей. Ленин, Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?
Говоря о личности, чаще всего имеют в виду просто отдельного конкретного человека. Кон, Социология личности.
3. прост.
То же, что лицо (в 1 знач.).
Глаза [у Катавасова] красные, личность бледная, словно с перепугу, весь дрожит. Чехов, В бане.
— Ты, паренек, не из третьей роты? Личность твоя мне, будто, знакомая. Шолохов, Они сражались за Родину.

перейти на личности
сделать обидные замечания по чьему-л. адресу в выступлении, речи и т. д.

Орфографический словарь Лопатина:

орф.
личность, -и

Новейший философский словарь:

ЛИЧНОСТЬ, персона (лат. persona — маска, роль актера) — понятие, выработанное для отображения социальной природы человека, рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни, определения его как носителя индивидуального начала (интересы, способности, устремления, самосознание и т.д.), самораскрывающегося в контекстах социальных отношений, общения и предметной деятельности и общении. Для всех дисциплин социогуманитарного цикла фундаментальным значением обладает понятие «человек». Интеграционный и междисциплинарный характер этого понятия, его многозначность и трудноопределимость делает необходимым выработку в каждой науке своих категорий и терминов, которые позволили бы обозначить специфику ее видения проблемы. Для социальной философии эту специфику задает социальность человека, который выступает прежде всего как воплощение, выражение и продуцирование социально значимых черт, связей и отношений конкретного общества, образующих его общностей, групп и институтов. Избегая зачастую самого термина «человек» и заменяя его термином «индивид» для обозначения единичного представителя человеческого рода, социологи концентрируют внимание на основной своей абстракции — понятии (концепте) «Л.», которое специально конструируется для «фиксации» социальных аспектов человеческого бытия. Социальность человека означает, что он не может поддерживать свою жизнь и удовлетворять свои потребности иначе, чем в определенной общественной структуре, адаптироваться к среде иначе, чем создавая и изменяя эту структуру, находить свое место в жизни и реализовывать себя иначе, чем в общении с себе подобными в интерсубъективном пространстве сложившихся и регулируемых социальными институтами социальных связей и отношений. Понимание Л. как раз и выражает целостность устойчивых свойств и качеств индивида, хотя и сформированных на основе его биопсихологических задатков, но вырастающих: а) из системы связей и отношений групп, общностей и институтов, в которые он был включен и тех, в функционировании которых он в данный момент участвует, б) из его воспитания и социализированности в определенную культуру, в) из его пребывания и активности в определенных макро- и микро-социокультурных средах и ситуациях. Однако уже обсуждение вопроса о мере социальности человека вызывает существенные расхождения. Так, социобиологи, не отрицая значения социальных детерминант формирования человека, обращают внимание на недооценку природных, генетических и психофизиологических факторов в сложившихся моделях индивидуального и коллективного поведения. Психоаналитическая традиция в философии и социологии акцентирует прежде всего репрессивное начало социальности и культуры по отношению к человеческой природе, изначальную конфликтность общества и индивида. Другой полюс представляют теории, редуцирующие (сводящие) сущность человека к тем частичным функциям, которые он выполняет в системе социальных институтов, общностей и групп, социальных связей, отношений и взаимодействий в целом (вульгаризированный марксизм, крайние формы функционализма и интеракциониза). Нельзя обойти вниманием и проблему индивидуальности в социологических трактовках Л. Само понятие «индивидуальность» вводится для обозначения того особенного, специфического, неповторимого, что отличает одного человека от другого. Классическая социология старалась вынести эту проблематику за пределы своего рассмотрения. Мерой человека оказывалась прежде всего мера усвоенного социально-типического в индивиде, характеризующая сложившиеся, нормированные и санкционированные особенности групп, общностей, институтов, общества в целом, а не мера его индивидуальности. С этой точки зрения понятие Л. оказывалось применимо к каждому человеку в любом социуме и культуре, коль скоро он индивидуально проявляет их значимые черты, а его образ действий и поведение выступали как одобряемые, поощряемые и ожидаемые. Под воздействием культурологии и психологии данная трактовка подверглась существенной корректировке. Стало очевидным, что в конкретно-исторических обществах и культурах в понятие «Л.» вкладывается существенно различающееся содержание. Традиционное общество предполагало сли-тость, единство человека с родом, общиной, выступавших как социальное целое, вне которого индивид не мыслился как самостоятельный социально действующий агент. В этом случае речь можно вести скорее только о коллективной Л. Собственно же единичная Л. предполагает ту или иную степень автономности и свободы человека (в рамках юридически закрепленных и (или) религиозно санкционированных прав и обязанностей) в своих действиях и поведении, персональную ответственность за них. Таким образом, Л. нет вне самореализации индивида, проявления им своей неповторимой индивидуальности. Следствием сказанного становится применение термина «Л.» на уровне здравого смысла только для характеристики человека, обладающего развитой индивидуальностью. Как целостность и индивидуальность трактует Л. психология. В культурологическом подходе актуализируется вопрос о применимости понятия «Л.» за пределами культурного ареала, сформированного под влиянием традиций античности и христианства, с установкой на посюстороннюю самореализацию человека, наиболее полно воплотившейся в идеалах гражданского общества. В социологическом же анализе вводится представление о необходимости учета «трехуровневости» этого понятия, применяемого для характеристики индивида: 1) как носителя социальности вообще; 2) как представителя определенной культуры, социальной общности и группы; 3) как индивидуальности. Эти уровни по-разному учитываются и соотносятся в конкретных социологических теориях Л., присутствуя в явном (эксплицированном) или неявном (имплицитном, латентном) виде в любой из них при определении соотношения в индивидуальных и групповых моделях поведения «внешних» (социокультурных) и «внутренних» (от субъекта идущих) факторов их детерминации. В частности, они задают разное определение еще одной основополагающей абстракции социальной теории — понятию «базисной» Л. Последняя фиксирует репрезентативный для данной культуры, общества, общности, группы тип Л., т.е. комплекс черт, проявляющихся у индивидов к ним принадлежащим, чаще всего. Частота же проявления может быть зафиксирована трояко: 1) как статистическая характеристика, фиксируемая в поведении индивидов; 2) как типологический комплекс черт, присущих большому количеству индивидов при всем различии их поведения; 3) как воплощение в поведении ценностей данной культуры, даже если они проявляются в поведении только определенной части индивидов. Соотносимым с понятием «базисной» Л. является понятие культурного идеала Л., фиксирующее комплекс принятых, нормированных и санкционированных представлений о том, какие черты должен воплощать в себе представитель определенной группы, общности, общества, чтобы снискать себе их положительную оценку, пользоваться их поддержкой и чувствовать себя комфортно в тех или иных социокультурных условиях и ситуациях. Если «базисная» Л. отражает реально наличенствующие в действительности черты индивида, то культурный идеал Л. — скорее желаемую модель, которая задает шкалы оценок реального поведения индивидов. То или иное сочетание и соотнесение реального и модельного формируют представления о норме и отклонении от нее. Представления о «нормальности» индивида для данной группы, общности, общества имплицитно содержат в себе обозначение допустимых пределов в компромиссе социума и Л., позволяющие им относительно беспроблемно и бесконфликтно взаимодействовать в рамках принятой модели конформистского поведения. Когда речь идет о структурах Л., имеется в виду выделение целостных «внутренних» комплексов, мотивирующих и побуждающих изменения как в самом индивиде, так и в формах его предметной и коммуникативной активности, и находящихся, в свою очередь, под тем или иным стимулирующим эти изменения воздействием «внешней» социокультурной среды, надиндивиду-альных факторов человеческого бытия. Становление структур Л. и анализ механизмов ее саморегуляции является предметом анализа прежде всего психологии. Социологию же эта проблематика интересует в той мере, в какой она помогает описывать и анализировать процессы самоопределения индивида и различных социокультурных условиях и ситуациях и «простраивать» системы межличностных и надличностных взаимодействий в рамках групп, общностей и социальных институтов. С этой точки зрения необходим анализ трех взаимопроникающих друг в друга систем представлений, лежащих в основе формирования так называемых субъективного, отраженного (зеркального) и ролевого «Я». Система субъективного «Я» есть комплекс представления индивида о своей внутренней подлинной сущности, о своей выделенности из среды и противопоставленности другим «Я», структурам «не-Я» в целом. Субъективное «Я» формируется в процессе социализации человека на основе развития его задатков и способностей, накопления индивидуального опыта и выполнения социально значимых функций, под воздействием социального окружения индивида. Однако конечная «цель» субъективного «Я» — автономизировать человека, сформировать его экзистенциальные установки и ориентации, систему его личностных смыслов, в конечном счете — его индивидуальность. Оно предполагает наличие механизмов самоидентификации и самозащиты Л., их выражение (в той или иной мере) в самосознании. Самоидентификация опирается на «глубинные» индивидуальные ценности, ее механизмы максимально скрыты от «внешнего наблюдателя», практически не поддаются фиксации средствами социологического анализа. В этом отношении Л. становится предметом философской рефлексии будь то в аспекте выявления имманентного и трансцендентного начал, задающих сущность Л., будь то как обоснование нравственного поведения (взаимоотношение сущего и должного), будь то как проявление Л. в пограничных жизненных ситуациях, будь то в аспекте анализа взаимодействия божественного и тварного начал в индивиде. Однако самоидентификация может быть оценена и эмпирически — на степень адекватности различным ситуациям деятельности и особо явно проявляться в конфликтах Л. и ситуациях, предполагающих выбор линии поведения вообще. Субъективное «Я» во многом как раз и предопределяет выбираемые Л. способы самоутверждения в мире, однако в целом имеет тенденцию к отграничению от внешних действий и поведения человека, образуя зачастую противостоящий и противоречащий им уровень самореализации и самоопределения. Большую роль в соотнесении «внешнего» и «внутреннего» играют выбранные и (или) освоенные индивидом механизмы психологической самозащиты, предохраняющие Л. от потери самоуважения и распада структур деятельности при явном расхождении последних между собой. Среди этих механизмов можно назвать следующие: а) сублимации (переключения внимания и перевода активности в другую область, в которой индивид имеет большие шансы добиться успеха); б) рационализации поведенческих схем (подмены истинных мотивов или вытеснения мотивов, неприемлемых в данной ситуации); в) перцептуального отрицания (невосприятия информации, оцениваемой как негативная); г) проекции (переноса неприемлемого для индивида на других людей). Субъективное «Я» часто выполняет компенсаторские функции, смягчая для индивида неудачи в реальной деятельности и коммуникации, и поэтому может весьма неадекватно репрезентировать как возможности самого человека, так и реальные социальные коллизии, в которые он попадает. Корректирующую функцию в этом случае может выполнить система отраженного «Я», выступающая в целом своеобразным посредником между планами содержания и выражения, индивидуальной замкнутостью и внешним самоутверждением индивида. Отраженное «Я» характеризует комплекс представлений человека о себе, складывающийся на основе известных ему или предполагаемых им оценок себя другими людьми и своих реакций на эти реальные или предполагаемые оценки. Оно также может быть в разной степени адекватным реальному положению дел. Ведь люди весьма избирательны в отборе информации и субъективны в оценке реакции других людей и часто бывают малопредсказуемы в своих реакциях. Кроме того, отраженное «Я» может не только корректировать субъективное «Я», но и вступать с ним в открытое противостояние. Однако в целом оно выступает мощным фактором конформизма, включения человека в систему социального контроля, реальных социальных связей и отношений. Детерминантами формирования отраженного «Я» являются микросреда и первичные группы, в которые входит или в которых социализировался индивид, а также референтные (и эталонные) для него группы. Ответственность за реальное самоутверждение человека в мире несет его ролевое «Я», строимое на основе реально выполняемых или желаемых индивидом социальных функций. В рамках этой структуры он как бы «выносит себя вовне», ориентируясь на достижение внешних, видимых другими результатов, реализовывая свои интенции через формирование комплекса черт и свойств, проявления которых от него ожидают, требуют и санкционируют другие индивиды, группы, общности, институты. Это максимально открытая в социум личностная структура, эксплицирующая внешнюю детерминацию индивидуальных моделей и стратегий поведения. Ее конституирование предполагает активное «задействование» механизмов адаптации к среде не только через процессы воспитания и обучения, но и через прямое внушение, заражение, подражание. Ролевое «Я» также может быть в разной степени согласовано с другими подсистемами Л. Однако его рассогласование с ними ведет не только к возможной дезинтеграции и фрустрации личностных структур, но и к дезорганизации систем социальных взаимодействий, явлениям социальной изоляции или, наоборот, агрессии по отношению к окружению, росту конфликтов, в которые втягивается индивид. «Наложение» структур субъективного, отраженного и ролевого «Я» друг на друга, их проекции во вне лежат в основе формирования различных моделей и стратегий индивидуального и коллективного (в рамках надиндивиду-альных взаимодействий) поведения человека, выработки определенной «концепции жизни», латентных и эксплицированных социальных качеств Л., типологизация которых в их соотнесенности с принятыми культурными идеалами Л. является прямой задачей социологии. Неадекватная оценка себя и своих возможностей, реальных социальных условий и ситуаций, рассогласование подструктур Л., базисных и нормативных ее моделей, возрастание личностной конфликтности могут приводить к формированию структур так называемого «ложного» (»расколотого» и т.п.) «Я», а в социальном плане фиксироваться как рост различного рода отклонений от норм и характеризоваться как девиантное поведение. Различная степень учета структур Л. приводит к поляризации статусно-ролевых концепций Л., акцентирующих прежде всего «внешнюю» детерминацию индивида и его поведения выполняемыми им социальными функциями (закрепленными в социальных позициях, статусах и ролях индивида), и диспо-зиционных концепций Л., исходящими из фактора самодетерминации индивида и его поведения его диспозиционными (социальные установки и ценностные ориентации) и мотива-ционными структурами. В качестве альтернативных им разрабатываются теории, ориентированные на синтез с психологией или культурологией при анализе личностных структур и поведения. В феноменологически ориентированной социологии на первый план выдвигаются понятия интерсубъективного пространства и повседневной жизни, в экзистенционалист-ски ориентированной социологии (Э. Тирикьян и др.) — стратегии ситуативного анализа. Специально становление Л. как социального субъекта, а также формирование структур Л. рассматривается в различных концепциях социализации, воспитания и образования. (см. также — Я).

Новая философская энциклопедия:

ЛИЧНОСТЬ – это понятие в европейских языках обозначается словами, происходящими от латинского persona: person (англ.), die Person (нем.), personne (франц.), persona (итал.). В классической латыни это слово обозначало прежде всего «маску» (ср. рус. «личина»)слепок с лица предка, ритуальную маску и театральную, исполняющую роль резонатора, служащего для усиления звука голоса, в результате чего возникла традиция возводить это слово к глаголу personare – «громко звучать» (несостоятельная из-за различного количества гласного «о» в этих двух словах). В Средние века это слово интерпретировали как «звучать через себя» (per se sonare) – персоной, т.о., является тот, кто обладает собственным голосом (Bonaventura, 2 Sent. 3, p. 1, а. 2, q. 2). Другая популярная в Средние века этимологизация, ложно приписываемая Исидору Севильскому, – per se una (единая сама по себе). Современные исследователи возводят это слово к этрусскому fersu (маска), по-видимому восходящему к греческому (лицо, передняя часть, маска).
«Персона» является фундаментальным понятием римской юриспруденции (наряду с «вещью» и «действием»), обозначая человека как индивидуума, занимающего конкретное положение в социуме, в то время как homo обозначает его как экземпляр вида, a caput – как единицу, подлежащую сбору податей или военной обязанности. В таком смысле это слово употребляется у Цицерона [ЦИЦЕРОН](De off., 1); в правовом смысле персоной может считаться любое юридическое лицо, но не каждый человек (напр., раб).
Понятие «персона» усложняется у стоиков: Сенека различает четыре «личины», которые носит человек: он обладает признаками человеческого рода, относится к определенному типу характера, живет в конкретной среде в определенных обстоятельствах и избирает некую профессию или же образ жизни. Ношению личины Сенека противопоставляет стремление к «собственной природе» (De clementia, 1, 1, 6). Другой представитель поздней Стои, Марк Аврелий, призывает каждого создать свою собственную персону.
Принципиально иное понимание «личности» было выработано в христианской теологии. Слово встречается в Септуагинте (ранее 130 до н.э.) как перевод еврейского panim (лицо), а также в Новом Завете. Но в латинских переводах не всегда используется persona; в латинскую теологию оно привлечено из латинской грамматики, согласно схеме, использовавшейся еще со 2 в. до н.э.: «кто говорит, к кому он обращается и о ком он говорит» (Varro, De lingua lat., 8, 20), в результате осмысления слов, сказанных от лица Бога в Ветхом Завете во множественном числе, и высказываний Христа, с одной стороны, отождествляющего себя с Богом, а с другой – обращающегося к Нему как к Отцу. Слово persona приобрело особую важность в рамках тринитарных и христологических споров. В этом контексте впервые его использовал Тертуллиан (Adv. Praxean), выработавший формулу триединства tres personae – una substantia («три лицаодна субстанция»), однако смысл, вкладываемый им в эту формулу, отличен от признанного каноническим, поскольку Тертуллиан интерпретировал ее субординационистски. В напряженных дискуссиях, важными вехами которых стали Никейский (325) и Халкидонский (451) соборы, выработалась окончательная формула: «единство (Бога) в трех лицах и одно лицо (Христа) в двух природах (человеческой и божественной)» (в греческой традиции в данном контексте использовалось слово «ипостась», – значительно реже; транскрибированное слово hypostasis также часто употреблялось в латинской традиции как эквивалент persona), однако философская экспликация этого понятия продолжалась. Боэцийв христологическом трактате «Против Евтихия и Нестория» дал определение личности, надолго ставшее классическим – «индивидуальная субстанция разумной природы» (naturae rationalis individua substantia). Ришар Сен-Викторский (ум. 1173), считавший определение Боэция не вполне приличествующим по отношению к Богу, дал такое определение: «неопосредствованное существование разумной природы» (intellectualialis naturae incommunicabilis existentia) и «разумное существо, существующее только посредством себя самого, согласно некоему своеобразному способу» (existens per se solum juxtra singularem quidem rationalis existentiae modum) (De Trin, 4, 22 и 25). Петру Ломбардскому приписывалось определение «ипостась, отличная благодаря своеобразию, относящемуся к достоинству» (hypostasis distincta proprietate ad dignitatem pertinente) (приведено Александром из Гэльса (Glossa, 1, 23, 9)). Эти определения фиксируют существенные черты личностинечто самостоятельное, одаренное разумом, обладающее достоинством. Александр из Гэльса на основании такого деления сущего на физическое, рациональное и моральное провел различие соответственно между субъектом, индивидуумом и личностью (Glossa 1, 25, 4). Каждая личность есть индивид и субъект, но только обладание особым достоинством делает субъект личностью. Фома Аквинский, провозгласивший личность «тем, что является наиболее совершенным во всей природе» (S. Th. I, 29, 1), считал существенным для личности быть господином своих действий, «действовать, а не приводиться в действие» (S. с. ., II, 48, 2). Новое понятие личности, выработанное в средневековой философии (не устранившее, впрочем, других значений – юридического, грамматического, театрального), относилось прежде всего к Богу, а затем и человек мыслился как личность, созданная по образу и подобию Божьему (см., напр., Бонавентура. I Sent., 25, 2, 2).
Средневековое теоцентричное понятие личности сменилось в философии и культуре Возрождения на антропоцентричное: личность стала отождествляться с яркой, многосторонней индивидуальностью, способной достичь всего, что захочет.
В Новое время понимание личности развивалось под влиянием учения Декарта о двух субстанциях, отвергающего сущностное психофизическое единство человека; личность отождествлялась с сознанием (исключение составляет Ф.Бэкон, рассматривавший личность как цельную природу человека, единство души и тела – «О достоинстве и приумножении наук», кн. 4, 1). Так, Лейбниц считал самым существенным в личности совесть, т.е. рефлективное внутреннее чувство того, какова ее душа («Теодицея», 1-я ч., 89), Локк отождествлял личность с самосознанием, сопровождающим всякий акт мышления и обеспечивающим тождество «я» («Опыт о человеческом разумении», кн. 2, гл. 27), Беркли употреблял понятие «личность» как синоним духа («Трактат о принципах человеческого знания», 1, 148). В силу отождествления личности с сознанием Хр.Вольфопределял ее как вещь, осознающую себя и то, чем она была ранее – («Разумные мысли...», § 924). Личность утрачивала субстанциальность и превращалась в конечном итоге в «связку или пучок восприятий» (Юм. Трактат о человеческой природе).
Кант, для которого основные вопросы метафизики, гносеологии и этики сводились к вопросу «что есть человек?», в 1-м издании «Критики чистого разума» (в рус. пер.: М., 1994, с. 524–526) критиковал «паралогизмы чистого разума» (в частности, что душа есть личность как самотождественность во времени, вместе с тем дал обоснование понятия личности в сфере практической философии. Личность для Канта основана на идее морального закона (и даже тождественна ему), что дает ей свободу по отношению к механизму природы. Личность отличается от других вещей тем, что она есть не средство, а «цель сама по себе», и требование относиться к человеку в соответствии с этим является высшим этическим принципом Канта.
Фихте отождествлял личность с самосознанием, но вместе с тем выделял отношение с Другим как конституитивное для личности: «сознание Я» и «бытие-личностью» может возникнуть, только если Я затребовано к действию Другим, противостоящим Я по праву своей свободы. Гегель также отождествлял личность с самосознанием, однако указывал, что самотождественность обеспечивается предельной абстрактностью Я («Философия права», § 35), он развил идею Фихте в своем анализе отношений «господина» и «раба» в «Феноменологии духа», согласно которому личностное бытие предполагает признание, исходящее от Другого.
Понимание личности в немецкой классической философии было подвергнуто критике Л.Фейербахом, считавшим, что «тело есть основной субъект личности» (Соч., т. 2. М., 1955, с. 97), и К.Марксом, определившим личность как «совокупность общественных отношений» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 262).
Э. Гуссерль, считавший «интенциональность» (направленность на предмет) первичной характеристикой актов сознания (тем самым оттеснив рефлексию на второе место), рассматривал личность как субъект «жизненного мира», состоящего не только из природы, но и из других личностей, их отношений друг с другом, культуры. М.Шелер полагал, что личность – центр не только познавательных, но прежде всего волевых и эмоциональных актов («Формализм в этике и материальная этика ценностей»), охватывает собой и «Я», и «плоть», благодаря симпатии сообщается с другими личностями.
В 20 в. в связи с осмыслением феноменов «массового человека», «бегства от свободы», «общества потребления» и т. п. традиционная концепция личности была поставлена под вопрос. Проблематичность «бытия личностью» в дегуманизированном мире является главной темой в философии Э.Мунье [МУНЬЕ], Г.Марселя [МАРСЕЛЬ], Р.Гвардини, Н.А.Бердяева [БЕРДЯЕВ], М.Бубера [БУБЕР], Э.Левинаса [ЛЕВИНАС].
Литература:
1. Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие «я». – В кн.: Он же. Общества. Обмен. Личность. М., 1996;
2. Лобковиц Н. Что такое «личность»? – «ВФ», 1998, № 2;
3. Schlossmann S. Persona und prosopon im Recht und im christlichen Dogma. Kiel–Lpz., 1906;
4. Trendelenburg A. Zur Geschichte des Wortes Person. – «Kant-Studien», Bd. 13, 1908;
5. Mller F.M. Persona. – Collected Works of F.M.Mller. V. X. L., 1912;
6. Stavenhagen K. Person und Persnlichkeit. Gtt., 1957;
7. The Category of The Person: Antropology, Philosophy, History. Cambr., 1986;
8. Person; Persnlichkeit. – Historisches Wrterbuch der Philosophie, hrsg. v. J.Ritter u. K.Grnder, Bd. 7. Basel, 1989.
К.В.Бандуровский
При всем разнообразии теоретических подходов к изучению личности именно многомерность личности признается ее сущностью. Человек выступает здесь в своей целостности: 1) как участник историко-эволюционного процесса, носитель социальных ролей и программ социотипичного поведения, субъект выбора индивидуального жизненного пути, в ходе которого им осуществляется преобразование природы, общества и самого себя; 2) как диалогичное и деятельностное существо, сущность которого порождается, преобразуется и отстаивается в совместном существовании с другими людьми; 3) как субъект свободного, ответственного, целенаправленного поведения, выступающий в восприятии других людей и в своем собственном в качестве ценности и обладающий относительно автономной, устойчивой, целостной системой многообразных, самобытных и неповторимых индивидуальных качеств.
Выделение многомерности как исходной характеристики личности позволяет охарактеризовать историю развития представлений о личности как историю открытия ее различных измерений, а не как историю заблуждений или ошибок. На разных этапах человеческой мысли делались попытки найти ответы на вопросы о месте человека в мире, о его происхождении, предназначении, достоинстве, о смысле его существования, о его роли в истории, его уникальности и типичности и на вопрос о том, как прошлое, настоящее и будущее определяют жизнь человека, границы его свободного выбора.
Именно многомерность феномена личности послужила основанием для осознания междисциплинарного статуса проблемы личности, которую в равной мере изучают философия, социальные и естественные науки. Индивид, личность и индивидуальность – разные характеристики изучения человека, которые определяются в биогенетическом, социологическом и персонологическом подходах. Конечно, существуют принципиальные различия между исследовательской установкой, ориентирующей на понимание развития личности, и практической установкой, направленной на формирование или коррекцию личности конкретных индивидов.
Многомерность понятия «личность» обусловила драматическую борьбу разных, зачастую полярных ориентации (в т.ч. материалистической и идеалистической), в ходе которой разные мыслители, как правило, выделяли какую-либо одну из реальных граней человеческого бытия, а другие стороны жизни личности либо оказывались на периферии знания, либо не замечались или отрицались.
В философии и гуманитарных науках выделяются следующие полярные и вместе с тем взаимодополняющие ориентации, в которых акцентируются различные аспекты бытия личности:
1) объектная и субъектная ориентации. В первом случае человек рассматривается как вещь среди вещей, которая порождается в природе и/или обществе (напр., метафизический материализм, позитивизм [ПОЗИТИВИЗМ], прагматизм [ПРАГМАТИЗМ]); во втором случае личность предстает как активное, творческое начало, порождающее мир, проектирующее действительность и собственное будущее, выходящее в своих поступках и деяниях за пределы самого себя и т.п. (напр., христианская антропология, философия жизни [ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ], философская антропология [ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ], экзистенциализм [ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ], персонализм [ПЕРСОНАЛИЗМ]);
2) детерминистская и индетерминистская ориентации. В первом случае познание личности основывается на природной или социальной причинной детерминации, выводится из прошлого или настоящего, внутреннего или внешнего (наследуемых природных и/или социальных воздействий на индивида). В своих крайних формах детерминистская ориентация выражалась в представлениях о теологической предопределенности, предначертанном существовании человека. Во втором случае – деятельность человека как автономного существа спонтанна и свободна; воля лежит в основе выбора его деяний и поступков; он сам, а не его среда или наследственность в ответе за выбор собственной судьбы. Попыткой преодоления оппозиции «детерминизм – индетерминизм» являются учения Б.Спинозы [СПИНОЗА]о causa sui и марксизма о самодетерминации деятельности человека;
3) монологическая и диалогическая ориентации. Первая проявляется в методологическом изоляционизме, антропоцентризме [АНТРОПОЦЕНТРИЗМ], человек при этом рассматривается вне мира, а мир вне человека. Вторая связана с включением личности в пространство коммуникаций, межличностного и внутриличностного общения, диалога, в т.ч. диалога с самим собой. В диалогической ориентации личность предстает как множество «голосов» («полифония голосов»), которая обретает существование в непрерывном внутреннем диалоге (Л.Фейербах [ФЕЙЕРБАХ], М.Бубер [БУБЕР], Ж.Лакан, М.М.Бахтин [БАХТИН М.М.]). Среди философско-методологических направлений, имеющих принципиальное значение для изучения личности, могут быть выделены «структурно-функциональное», «историко-генетическое», «номотетическое» и «идиографическое», сциентистское (делающее акцент на «объяснении») и герменевтическое направления (феноменология [ФЕНОМЕНОЛОГИЯ], понимающая психология и понимающая социология).
Многообразию методологических ориентаций в изучении личности соответствует и многообразие образов человека: «ощущающий человек» (человек как сумма ощущений, знаний, умений и навыков; человек как устройство по переработке информации); «человек – потребитель» (человек как система инстинктов и потребностей); «запрограммированный человек» (в поведенческих науках – человек как система реакций, в социальных – как носитель социальных ролей); «деятельностный человек» (человек, осуществляющий выбор; человек как выразитель смыслов и ценностей).
Образ «человека ощущающего» стал основой для разработки в 19 в. психологии сознания, а во 2-й пол. 20 в. – когнитивной психологии, согласно которой человек – это устройство по переработке информации.
Образ человека как совокупности инстинктов и влечений утвердился в ряде направлений психологии прежде всего под влиянием психоанализа [ПСИХОАНАЛИЗ]. Согласно З.Фрейду [ФРЕЙД З.], развитие человека идет через непрекращающиеся конфликты, разыгрывающиеся одновременно во внешнем и внутреннем планах: во внешнем между личностью и обществом, во внутреннем – между такими тремя субстанциями личности, как Сверх-Я (социальные нормы, запреты, цензура совести), Я (осознаваемый мир личности) и Оно (неосознанные нереализованные подавленные влечения). Многие направления (индивидуальная психология – А.Адлер, аналитическая психология – К.Юнг [ЮНГ]. неопсихоанализ – Э.Фромм [ФРОММ]и др., гуманистическая психология – А.Маслоу, К.Роджерс и др.) исходили в своих представлениях из этого образа человека, выводя психологические закономерности развития личности из исследования удовлетворения различных ее потребностей и мотивов.
Образ «запрограммированного человека» определяет представления о личности в социобиологии (развитие человека как развертывание генетических программ), бихевиоризме [БИХЕВИОРИЗМ], рефлексологии и необихевиоризме (развитие человека как обогащение рефлекторных программ поведения), социологических и социально-психологических ролевых концепциях личности (поведение как разыгрывание усвоенных в ходе социализации полевых программ и сценариев жизни).
Образ «человека-деятеля» – основа для построения культурно-исторического, системно-деятельностного подхода к пониманию личности, гуманистического социального психоанализа и экзистенциальной логотерапии. Здесь личность понимается как субъект свободного, ответственного выбора, активно действующий в обществе и стремящийся к достижению целей. При оказании практической помощи личности при таком подходе акцент делается на поиск оптимальных форм организации совместной деятельности и общения между людьми.
Представители биогенетической ориентации анализируют проблемы развития человека, рассматривая его как индивида, обладающего определенными антропогенетическими свойствами (задатки, темперамент, биологический возраст, пол, тип телосложения, нейродинамические свойства мозга, органические побуждения и др.), которые проходят различные стадии созревания по мере реализации филогенетической программы вида в онтогенезе. В основе созревания индивида лежат преимущественно приспособительные процессы организма, которые изучаются в таких областях, как психофизиология индивидуальных различий, психогенетика, психосоматика, нейропсихология, психоэндокринология и сексология.
Сторонники социологической ориентации изучают процессы социализации человека, освоения им социальных норм и ролей, формирования его социальных установок и ценностных ориентации, становление социального и национального характера человека как типичного члена той или иной общности. Проблемы социализации, или, в широком смысле, социальной адаптации человека, разрабатываются гл. о. в социальной психологии, этнопсихологии, исторической психологии. Исследователи персоналистской ориентации исследуют проблемы активности, самосознания и творчества личности, формирования человеческого Я, борьбы мотивов, воспитания индивидуального характера и способностей, самореализации личностного выбора, непрестанного поиска смысла жизни в ходе жизненного пути индивидуальности. С изучением этих аспектов личности связаны общая психология личности, в частности психоанализ, индивидуальная психология, аналитическая психология, гуманистическая психология и экзистенциальная психология.
В рамках биологического, социологического и психологического подходов детерминация развития личности понимается как взаимодействие двух факторов – среды и наследственности. В рамках системно-деятельностного и историко-эволюционного подходов разрабатывается принципиально иная схема детерминации развития личности. В этой схеме свойства индивида рассматриваются как «безличные» предпосылки развития личности, которые в процессе жизненного пути могут стать продуктом этого развития. Социальная среда также представляет собой источник развития личности, а не «фактор», непосредственно определяющий ее поведение. Будучи условием осуществления деятельности человека, социальная среда – это общественные нормы, ценности, роли, церемонии, орудия, системы знаков, с которыми сталкивается индивид. Подлинными основаниями и движущей силой развития личности выступают совместная деятельность и общение, посредством которых осуществляется приобщение личности к культуре. В преобразовании своих поступков, отношений с другими людьми и самого себя осуществляется реализация индивидуальности и обогащение жизни общества. Соотношение понятий «индивид» (продукт антропогенеза), «личность» (индивид, усвоивший общественно-исторический опыт) и «индивидуальность» (индивид, преобразующий мир) может быть передано формулой:
«Индивидом рождаются. Личностью становятся. Индивидуальность отстаивают».
В современной культурно-исторической психологии (школа Л.С.Выготского [ВЫГОТСКИЙ], А.Н.Леонтьева, А.Р.Лурии), в семиотической концепции культуры (Ю.М.Лотман) подчеркивается, что появлению в человеческом обществе личности как субъекта социальной деятельности предшествует этап, когда индивиды растворены в формах общественной организации – роде, семье, общине. Их деятельность регулируется непосредственно системой общественных отношений, с которой они слиты и которая предстает в форме внешних для индивида ценностей, норм, запретов, традиций и других социальных регуляторов, имеющих для него абсолютный характер. Социальная общность на этом этапе выступает как единый субъект деятельности. Место и роль в этой деятельности отдельных индивидов изначально заданы системой общественных отношений. Появление личности как таковой происходит вместе с обособлением, автономизацией индивидов в своей деятельности от социального целого. В этом процессе происходит интериоризация и индивидуальное преломление социальных регуляторов, превращение их в регуляторы внутриличностные, становление индивидуально-пристрастного, избирательного отношения личности к действительности, которое находит выражение в неповторимом осмыслении личностью действительности и в построении ею своей деятельности на основе этого осмысления. Благодаря становлению целостной личности человека его деятельность строится уже не столько на основе непосредственных внутренних побуждений и внешних стимулов, сколько на основе длительной смысловой перспективы жизненного мира. Согласно законам эволюции сложных систем существование индивидуально своеобразных личностей расширяет возможности развития социального целого.
Становление личности происходит в процессе выделения ребенка из единства «ребенок и его родители». Развитие личности происходит по таким направлениям, как усложнение и иерархизация регулятивных механизмов жизнедеятельности, интериоризация внешних регуляторов, становление механизмов саморегуляции и самодетерминации. Этот процесс становления автономной личности имеет два поворотных пункта: 1) в младшем дошкольном возрасте, когда у ребенка появляется осознание своего Я и ощущение способности противостоять внешнему давлению, ощущение себя субъектом своих действий, формируется их полимотивированность и соподчиненность («первое рождение личности») и 2) в подростковом возрасте, когда складывается самосознание, формируется способность строить свою жизнь и свой характер в соответствии с индивидуальным представлением о себе и собственной системой ценностей, смещение движущих сил собственного развития извне вовнутрь («второе рождение личности»). Постепенно складывается система внутренней регуляции и саморегуляции жизнедеятельности, которая выступает основой психологической структуры личности и обеспечивает ей большую или меньшую степень независимости от внешних воздействий потребностей организма. Зрелая личность способна управлять своей жизнедеятельностью, подчиняя ее логике жизненной необходимости, стратегическим жизненным целям, представленным в единой ценностно-смысловой перспективе.
В психологической структуре личности можно выделить три уровня: уровень ядерных основ, содержательно-смысловой и экспрессивно-инструментальный.
К ядерным структурам личности относятся структуры троякого рода. Во-первых, это структуры, характеризующие степень и качественные особенности ощущения личностью себя как автономного субъекта деятельности. Во-вторых, это мировоззренческий образ мира и образ Я, осознанные представления личности о мире и о своем месте в нем, об общих закономерностях, которым подчинена объективная реальность и человеческая деятельность, а также об идеальном мире и идеальном Я. В-третьих, это ведущие потребности и ценности личности, принятые ею в качестве мотивационных регуляторов своей жизнедеятельности и определяющие как стратегическую ее направленность, так и направленность действий личности в любой конкретной ситуации.
Содержательно-смысловой уровень личности представляет собой организованную совокупность психологических структур и механизмов, преобразующих объективные жизненные отношения между субъектом и миром в систему ценностно-пристрастных отношений субъекта к различным объектам и явлениям действительности. Механизмы этого уровня определяют любые мотивы и цели субъекта, содержательную сторону всех его действий.
Экспрессивно-инструментальный уровень личности состоит из особенностей индивида, которые он проявляет при реализации своих мотивов и целей в конкретной деятельности. Здесь выделяются индивидуальные способности и характер (совокупность устойчивых привычных форм и способов поведения). Единство характера и способностей проявляется в индивидуальном стиле отдельных видов деятельности личности.
Отдельную личность нередко описывают как внешнюю выраженность тех или иных личных черт индивида или как соответствие тому или иному типу личности. Такие описательные характеристики личности полезны при решении практических задач психодиагностики, профориентации экспертизы, но не выражают реальную индивидуальность конкретной личности.
Литература:
1. Кон И.С. Социология личности. М., 1967;
2. Он же. Открытие Я. М., 1981;
3. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание, Личность. М., 1977;
4. Асмолов А.Г. Психология личности. М., 1990;
5. Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988;
6. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М., 1993;
7. Мунье Э. Персонализм. М., 1994;
8. Петровский В.А. Личность в психологии. Ростов-на-Дону, 1996;
9. Халл К., Линдсей Г. Теории личности. М., 1997;
10. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб., 1997.
См. также лит. к ст. Человек [ЧЕЛОВЕК], Философская антропология [ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ].
А.Г.Асмолов, Д.А.Леонтьев

Социологический словарь:

ЛИЧНОСТЬ — англ. personality; нем. Personlichkeit. 1. Отдельный человек как индивидуальность, как субъект отношений и сознательной деятельности, в процессе к-рой он создает, воспроизводит и изменяет соц. реальность. 2. Относительно устойчивая система соц. значимых и уникальных индивидуальных черт, характеризующих индивида, формирующаяся в процессе социализации и являющаяся продуктом индивидуального опыта и соц. взаимодействия. 3. Индивид, обладающий выдающимися качествами, оказывающий влияние на массы и ход истории. 4. Индивид, находящийся в центре обществ, внимания вследствие занимаемой соц. позиции и исполнения соц. или профессиональной роли.

Смотреть другие определения →


© «СловоТолк.Ру» — толковые и энциклопедические словари, 2007-2019