Определение слова «КУЛЬТУРА»

Большой энциклопедический словарь:

КУЛЬТУРА (от лат. cultura — возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание) — исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, в их взаимоотношениях, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях. Понятие "культура" употребляется для характеристики определенных исторических эпох (античная культура) — конкретных обществ, народностей и наций (культура майя) — а также специфических сфер деятельности или жизни (культура труда, политическая культура, художественная культура); в более узком смысле — сфера духовной жизни людей. Включает в себя предметные результаты деятельности людей (машины, сооружения, результаты познания, произведения искусства, нормы морали и права и т. д.) — а также человеческие силы и способности, реализуемые в деятельности (знания, умения, навыки, уровень интеллекта, нравственного и эстетического развития, мировоззрение, способы и формы общения людей).

Большая советская энциклопедия:

Культура
(от лат. cultura — возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание)
исторически определённый уровень развития общества и человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях. Понятие К. употребляется для характеристики материального и духовного уровня развития определённых исторических эпох, общественно-экономических формаций, конкретных обществ, народностей и наций (например, античная К., социалистическая К., К. майя), а также специфических сфер деятельности или жизни (К. труда, художественная К., К. быта). В более узком смысле термин «К.» относят только к сфере духовной жизни людей.
Домарксистские и немарксистские теории К. Первоначально понятие К. подразумевало целенаправленное воздействие человека на природу (обработка земли и пр.), а также воспитание и обучение самого человека. Воспитание включало не только развитие умения следовать существующим нормам и обычаям, но и поощрение желания им следовать, формировало уверенность в способности К. удовлетворить все потребности и запросы человека. Такая двуаспектность свойственна пониманию К. в любом обществе. Хотя само слово «К.» вошло в обиход европейской социальной мысли лишь со 2-й половине 18 в., более или менее сходные представления могут быть обнаружены на ранних этапах европейской истории и за её пределами (например, Жэнь в китайской традиции, Дхарма в индийской традиции). Эллины видели в «пайдейе», т. е. «воспитанности», главное своё отличие от «некультурных» варваров. В позднеримскую эпоху, наряду с представлениями, передаваемыми основным смыслом слова «К.», зародился, а в средние века получил распространение иной комплекс значений, позитивно оценивавший городской уклад социальной жизни и более близкий к возникшему позднее понятию цивилизации (См. Цивилизация). Слово «К.» стало ассоциироваться скорее с признаками личного совершенства, в первую очередь религиозного. В эпоху Возрождения под совершенством К. начали понимать соответствие гуманистическому идеалу человека, а в дальнейшем — идеалу просветителей. Для домарксистской буржуазной философии характерно отождествление К. с формами духовного и политического саморазвития общества и человека, как оно проявляется в движении науки, искусства, морали, религии и государственных форм правления. «... Производство и все экономические отношения упоминались лишь между прочим, как второстепенные элементы «истории культуры»» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 25). Так, французские просветители 18 в. (Вольтер, А. Тюрго, Ж. А. Кондорсе) сводили содержание культурно-исторического процесса к развитию человеческого «разума». «Культурность», «цивилизованность» нации или страны (в противоположность «дикости» и «варварству» первобытных народов) состоит в «разумности» их общественных порядков и политических учреждений и измеряется совокупностью достижений в области наук и искусств. Цель К., соответствующая высшему назначению «разума», — сделать всех людей счастливыми [эвдемоническая (см. Эвдемонизм) концепция К.], живущими в согласии с запросами и потребностями своей «естественной» природы [натуралистическая (см. Натурализм) концепция К.]. Вместе с тем уже в рамках Просвещения возникала «критика» К. и цивилизации (Ж. Ж. Руссо), противопоставляющая испорченности и моральной развращённости «культурных» наций простоту и чистоту «нравов» народов, находившихся на патриархальной ступени развития. Эта критика была воспринята немецкой классической философией, придавшей ей характер общетеоретического осмысления противоречий и коллизий буржуазной цивилизации (разделение труда, дегуманизирующее воздействие техники, распад целостной личности и т. д.). Выход из этой противоречивой ситуации немецкие философы искали в сфере «духа», в сфере морального (И. Кант), эстетического (Ф. Шиллер, романтики) или философского (Г. Гегель) сознания, которые и выдаются ими за область подлинно культурного существования и развития человека. К. с этой точки зрения предстаёт как область «духовной свободы» человека, лежащая за пределами его природного и социального существования, независимая от его эмпирических целей и потребностей. В достижении этой свободы и состоит смысл всей культурно-исторической эволюции человечества. Немецкому философско-историческому сознанию свойственно признание множества своеобразных типов и форм культурного развития, располагающихся в определённой исторической последовательности и образующих в совокупности единую линию духовной эволюции человечества. Так, И. Гердер рассматривает К. как прогрессивное раскрытие способностей человеческого ума, но пользуется этим понятием и для определения этапов относительного исторического развития человечества, а также для характеристики ценностей просвещённости. Немецкие романтики (Шиллер, А. и Ф. Шлегели, поздний Ф. Шеллинг) продолжили гердеровскую линию двоякого толкования К. С одной стороны, они создали традицию сравнительно-исторические изучения К. (В. Гумбольдт и школа компаративной лингвистики), с другой — положили начало взгляду на К. как на частную антропологическую проблему. К Гердеру восходит также и третья линия конкретного анализа обычаев и этнических признаков К. (впервые в середине 19 в. в работах немецкого историка Ф. Г. Клемма, который рассматривает К. как отличительную черту человека).
В конце 19 — начале 20 вв. универсализм сложившихся эволюционных представлений о К. был подвергнут критике с идеалистических позиций неокантианства (См. Неокантианство) (Г. Риккерт, М. Вебер). В К. стали видеть прежде всего специфическую систему ценностей и идей, различающихся по их роли в жизни и организации общества того или иного типа. В несколько ином аспекте подобный же взгляд оформился в «теорию культурных кругов» (Л. Фробениус, Ф. Гребнер), распространённую до начала 20-х гг. 20 в. (см. Культурно-историческая школа).
Теория единства линейной эволюции К. была также подвергнута критике с иррационалистических позиций философии жизни (См. Философия жизни), и ей была противопоставлена концепция «локальных цивилизаций» — замкнутых и самодостаточных, неповторимых культурных организмов, проходящих сходные этапы роста, созревания и гибели (О. Шпенглер). Для этой концепции характерно противопоставление К. и цивилизации, которая рассматривается как последний этап развития данного общества. Сходные представления развивались в России Н. Я. Данилевским (См. Данилевский), позднее П. А. Сорокиным, а в Великобритании — А. Тойнби. В некоторых концепциях критика К., начатая Руссо, доводилась до полного её отрицания; выдвигалась идея «природной антикультурности» человека, а любая К. трактовалась как средство его подавления и порабощения (Ф. Ницше). Вырождение этой позиции в полной мере проявилось в идеологии фашизма.
С последней трети 19 в. изучение К. развивалось и в рамках антропологии (См. Антропология) и этнографии (См. Этнография). При этом складывались различные подходы к К. Положив начало т. н. культурной антропологии, английский этнолог Э. Тайлор определял К. путём перечисления её конкретных элементов, но без уяснения их связи с организацией общества и функциями отдельных культурных институтов. Американский учёный Ф. Боас в начале 20 в. предложил метод детального изучения обычаев, языка и др. характеристик жизни примитивных обществ и их сравнения, позволявший выявить исторические условия их возникновения. Существенное влияние в немарксистской антропологии приобрела концепция американского антрополога А. Крёбера, перешедшего от изучения культурных обычаев к понятию «культурного образца»; совокупность таких «образцов» и составляет систему К. Существенный недостаток концепции образцов связан с отказом Крёбера от применения идеи социального Детерминизма. В ней отсутствовало также объяснение причин и мотивов к поддержанию образцов на индивидуальном уровне. Если теория «культурных образцов» подчиняет социальную структуру К., то в функциональных теориях К., ведущих своё начало от английских этнологов и социологов Б. Малиновского и А. Радклифф-Брауна (т. н. социальная антропология), основным становится понятие социальной структуры, а К. рассматривается как органическое целое, анализируемое по составляющим его институтам. Структуру социальные антропологи рассматривают как формальный аспект устойчивых во времени социальных взаимодействий, а К. определяется как система правил образования структуры при таких взаимоотношениях. Функции К. состоят во взаимном соотнесении и иерархическом упорядочении элементов социальной системы. Постулаты этой функциональной теории были подвергнуты критике представителями структурно-функциональной школы в немарксистской социологии (американские социологи Т. Парсонс, Р. Мертон, Э. Шиле и др.), стремившимися обобщить представления о К., сложившиеся в культурной и социальной антропологии, и решить проблему отношений К. и общества. В структурно-функциональной теории понятие К. используется для обозначения системы ценностей, обусловливающей выработку форм человеческого поведения, и рассматривается как органическая часть социальной системы, определяющая степень её упорядоченности и управляемости (см. Структурно-функциональный анализ). В немарксистском культуроведении получают развитие и др. подходы к изучению К. Так, на основе возникшей в рамках культурной антропологии тенденции рассматривать роль К. при передаче социального наследия от поколения к поколению было развито представление о коммуникативных свойствах К. При этом язык стал считаться образцом при изучении строения К., что способствовало внедрению в культуроведение методов семиотики, структурной лингвистики, математики и кибернетики (т. н. структурная антропология — американский этнограф и лингвист Э. Сепир, французский этнолог К. Леви-Строс и др.). Однако структурная антропология неправомерно рассматривает К. как чрезвычайно стабильную конструкцию, не учитывает динамики исторического развития К.; в ней слабо прослеживаются связи К. с актуальным состоянием общества, отсутствует анализ роли человека как творца К. С попыткой решить проблему «К. — личность» связано возникновение особого направления психологии К. [Р. Бенедикт, М. Мид, М. Херсковиц (США) и др.]. Опираясь на концепцию З. Фрейда, истолковавшего К. как механизм социального подавления и сублимации детских психологических импульсов, а также на концепции неофрейдистов (см. Неофрейдизм) Г. Рохейма, К. Хорни, Х. Салливана (США) о составе К. как запечатленном в знаках содержании непосредственных психических переживаний, представители этого направления интерпретировали К. как выражение социальной общезначимости свойственных человеку основных психических состояний. «Культурные образцы» стали понимать как реальные механизмы или приспособления, помогающие индивидам решать конкретные задачи социального существования. В связи с этим была выделена способность К. быть моделью обучения, в процессе которого общие образцы переходят в индивидуальные навыки [М. Мид, Дж. Мёрдок (США) и др.].
Идеалистические учения неокантианца Э. Кассирера и швейцарского психолога и философа культуры К. Юнга легли в основу представления о символических свойствах К. Ряд представителей психологии К., опирающихся на концепцию «локальных цивилизаций», стремились отыскать набор «культурных инвариантов», не сводимых друг к другу и не имеющих под собой реального общего субстрата. Такой взгляд нашёл отражение в теории языкового релятивизма Э. Сепира — Б. Уорфа, в исследованиях конкретных культур Р. Бенедикт как обособленных «культурных конфигураций» и в общей позиции культурного релятивизма М. Херсковица. Напротив, сторонники феноменологического подхода к К., а также некоторые представители экзистенциалистской философии К. выдвигают предположение об универсальном содержании, скрытом в любой частной К., исходя либо из утверждения об универсальности структур сознания (Э. Гуссерль, Германия), либо из постулата о психобиологическом единстве человечества (К. Юнг), либо из уверенности в наличии некоего «фундаментального основания», «осевой изначальности» К., по отношению к которым все её разновидности — лишь «частности» или «шифры» (немецкие философы М. Хайдеггер и К. Ясперс).
В современных условиях ускоренного научно-технического прогресса и обострения социальных противоречий капиталистического общества, сосуществования двух социальных систем и выступления на историческую арену народов Азии, Африки и Латинской Америки многие буржуазные социологи и культурологи приходят к выводу о невозможности последовательного проведения идеи единой К. Это находит выражение в теориях полицентризма, исконной противоположности Запада и Востока и т. п., отрицающих общие закономерности общественного развития. Им противостоят вульгарно-технологические теории, рассматривающие развитые капиталистические страны как достигшие высшей ступени К.
Разрыв гуманитарного и технического знания получил отражение в теории «двух К.» английского писателя Ч. Сноу. С ростом отчуждения личности в капиталистическом обществе оживились разные формы культурного нигилизма, представители которого отрицают понятие К. как фиктивное и абсурдное измышление. Популярность в кругах радикально настроенной интеллигенции и молодёжи получили теории «контркультуры», противопоставляемой господствующей буржуазной К.
Марксистско-ленинская теория К. Марксистская теория К., противостоящая буржуазным концепциям, основана на принципиальных положениях исторического материализма об общественно-экономических формациях как последовательных этапах исторического развития общества, о взаимоотношении производительных сил и производственных отношений, базиса и надстройки, классовом характере К. в антагонистическом обществе. К. является специфической характеристикой общества и выражает достигнутый человечеством уровень исторического развития, определяемый отношением человека к природе и к обществу. К. тем самым есть выражение специфически человеческого единства с природой и обществом, характеристика развития творческих сил и способностей личности. К. включает в себя не только предметные результаты деятельности людей (машины, технические сооружения, результаты познания, произведения искусства, нормы права и морали и т. д.), но и субъективные человеческие силы и способности, реализуемые в деятельности (знания и умения, производственные и профессиональные навыки, уровень интеллектуального, эстетического и нравственного развития, мировоззрение, способы и формы взаимного общения людей в рамках коллектива и общества).
Принято делить К. на материальную и духовную соответственно двум основным видам производства — материального и духовного. Материальная К. охватывает всю сферу материальной деятельности и её результаты (орудия труда, жилища, предметы повседневного обихода, одежда, средства транспорта и связи и др.). Духовная К. охватывает сферу сознания, духовного производства (познание, нравственность, воспитание и просвещение, включая право, философию, этику, эстетику, науку, искусство, литературу, мифологию, религию). Марксистская теория К. исходит из органического единства материальной и духовной К. «... Для того, чтобы быть культурными, — писал В. И. Ленин,нужно известное развитие материальных средств производства, нужна известная материальная база» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 45, с. 377). При этом материальным основаниям К. принадлежит в конечном итоге решающая роль в развитии К. Именно историческая преемственность в развитии материальной К. составляет основу преемственности в развитии К. в целом. Ленин подчёркивал, что «... каковы бы ни были разрушения культуры — ее вычеркнуть из исторической жизни нельзя... В той или иной своей части, в тех или иных своих материальных остатках эта культура неустранима, трудности лишь будут в ее возобновлении» (там же, т. 36, с. 46).
Каждой общественно-экономической формации присущ свой тип К. как исторической целостности. В связи со сменой общественно-экономических формаций происходит изменение типов К., однако это не означает разрыва в развитии К., уничтожения старой К., отказа от культурного наследия и традиций, ибо каждая новая формация с необходимостью наследует культурные достижения предшествующей, включая их в новую систему общественных отношений. При этом марксистская теория К., исходя из многообразия форм К. различных народов и обществ, решительно выступает и против абсолютизации любой К., отвергает не только теорию культурного Диффузионизма, но и культурный Релятивизм, делящий мир на множество изначально изолированных, лишённых тесных отношений К.
К. — явление общечеловеческое и классовое. «Класс, имеющий в своём распоряжении средства материального производства, располагает вместе с тем и средствами духовного производства, и в силу этого мысли тех, у кого нет средств для духовного производства, оказываются в общем подчинёнными господствующему классу» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 46). Для антагонистических формаций характерна стихийность и неравномерность культурно-исторического процесса, усиление культурной дифференциации общества. К. господствующего класса оттесняет на задний план духовную деятельность масс, однако именно эта деятельность и определяет объективное общечеловеческое содержание многих важнейших достижений каждой нации. К. По мере усиления классовой борьбы, всё большего вовлечения в активную социальную жизнь доселе пассивных, отчуждённых от высших ценностей К. классов и социальных групп и связанной с этим демократизацией механизма производства и распределения культурных благ всё больше обнаруживается иллюзорность провозглашаемого господствующими классами т. н. «культурного единства» общества. Начинающийся ещё на ранних стадиях классового общества процесс культурной поляризации особенно усиливается в эпоху современного капитализма, в условиях которого противоречия социального и культурного развития становятся особенно острыми. Господствующие классы стремятся навязать массам примитивную — «массовую культуру» (См. Массовая культура). Вместе с тем наряду с К. господствующего класса в условиях капитализма начинает всё увереннее выступать новая К. в виде демократических и социалистических элементов, «... ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 24, с. 120—21). В ленинском учении о двух К. в каждой национальной К. антагонистические формации подчёркивается необходимость различать прогрессивные демократические и социалистические элементы К., ведущие борьбу с господствующей эксплуататорской К.
Победа социалистической революции знаменует коренной переворот в развитии общества и его К. В ходе социалистической культурной революции (См. Культурная революция) создаётся и утверждается социалистическая К., наследующая всё ценное в К., созданное на предшествующих ступенях развития общества и знаменующая качественно новую ступень в культурном развитии человечества. Основные черты социалистической духовной К., определяемые новыми формами общественных отношений и господством марксистско-ленинского мировоззрения, — Народность, коммунистическая Идейность и Партийность, социалистический Коллективизм и Гуманизм, органическое сочетание Интернационализма и социалистического Патриотизма. Развитие социалистической К. под руководством Коммунистической партии впервые в истории обретает сознательно планомерный характер и определяется на каждом историческом этапе, с одной стороны, достигнутым уровнем К. и материальных производительных сил, а с другой — социалистическим и коммунистическим идеалом.
Важнейшая цель социалистической К. — формирование нового человека, превращение научного марксистско-ленинского мировоззрения в осознанное убеждение каждого члена общества, воспитание в нём высоких нравственных качеств, обогащение его духовного мира. Выступая как механизм передачи накопленных обществом прогрессивных ценностей и традиций, социалистическая К. вместе с тем призвана обеспечить максимальную возможность для творчества, отвечающего назревшим общественным потребностям, росту духовного и материального богатства общества и каждого человека. Главный критерий культурного прогресса в социалистическом обществе определяется тем, насколько историческая активность масс, их практическая деятельность по своим целям и средствам становится творческой деятельностью, основанной на достижениях материальной и духовной К.
Опыт СССР — многонационального социалистического государства, является блестящим примером развития социалистической К. в условиях взаимодействия национальных К. Сложившаяся за время существования СССР единая по своему духу и принципиальному содержанию советская социалистическая К. включает в себя наиболее ценные черты и традиции К. каждого народа СССР. Одновременно любая советская национальная К. не только опирается на собственное культурное наследие, но и обогащается за счёт достижений К. других народов. Всё более усиливающийся процесс взаимодействия наций социалистической К. приводит к росту общих интернациональных черт в каждой национальной К. Т. о., социалистическая по содержанию, по главному направлению развития, многообразная по своим национальным формам и интернационалистская по своему духу и характеру, советская К. представляет собой органический сплав создаваемых всеми народами СССР духовных ценностей. Растущее сближение национальных К. представляет собой прогрессивный объективный процесс. Коммунистическая партия выступает как против его искусственного форсирования, так и против любых попыток задержать его, закреплять обособленность национальной К. Социалистическая К. — прообраз всемирной духовной К. коммунистического общества, которая будет носить общечеловеческий характер. «Культура коммунизма, вбирая в себя и развивая все лучшее, что создано мировой культурой, явится новой, высшей ступенью в культурном развитии человечества» (Программа КПСС, 1972, с. 130).
Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология. Соч., 2 изд., т. 3; Маркс К., Капитал, гл. 1, там же, т. 23; его же, К критике политической экономии. Предисловие, там же, т. 13; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же, Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека, там же; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; Ленин В. И., От какого наследства мы отказываемся?, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 2; его же, Партийная организация и партийная литература, там же, т. 12; его же, Памяти Герцена, там же, т. 21; его же, О пролетарской культуре, там же, т. 41; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1972; Материалы XXIV съезда КПСС, М., 1971; Брежнев Л. И., О пятидесятилетии Союза Советских Социалистических Республик, М., 1972; Луначарский А. В., Культурные задачи рабочего класса. Культура общечеловеческая и классовая. Собр. соч., т. 7, М., 1967; Крупская Н. К., Ленинские установки в области культуры, М., 1934; Ким М. П., Коммунизм и культура, М., 1961; Агости Э. П., Нация и культура, пер. с исп., М., 1963; Гайденко П. П., Экзистенциализм и проблема культуры, М., 1963; Коммунизм и культура, М., 1966; Артановский С. Н., Историческое единство человечества и взаимное влияние культур, Л., 1967; Ковалев С. М., Социализм и культурное наследие, М., 1967; Лотман Ю. М., К проблеме типологии культуры, в кн.: Труды по знаковым системам, Тарту, 1967; Орнатская Л. А., К вопросу о происхождении и формировании понятия «культура», в сборнике: Проблемы философии и социологии, Л., 1968; Злобин Н. С., Социалистическое государство и культура, М., 1968; Межуев В. М., О понятии «культура», М., 1968; Семенов В. С., Интеллигенция и развитие социалистической культуры, М., 1968; Баллер Э. А., Преемственность в развитии культуры, М., 1969; Маркарян Э. С., Очерки теории культуры, Ереван, 1969; Лифшиц М., Карл Маркс. Искусство и общественный идеал, М., 1972; Идеологическая борьба и современная культура, М., 1972; Партия и социалистическая культура, М., 1972; Арнольдов А. И., Культура и современность, М., 1973; Тейлор Э., Первобытная культура, пер. с англ., М., 1939; Klemm G., Allgemeine Cultur-Geschichte der Menschheit, Bd 1—10, Lpz., 1843—52; Benedict R., Patterns oJ culture, Boston — N. Y., [1934]; General anthropology, ed. F. Boas, Boston, [1938]; Herskovits М. J., Man and his works, N. Y., 1948; White L. A., The science of culture, N. Y., 1949; Kroeber A. L., KIuckhohn C., Culture. A critical review of concepts and definitions, Camb. (Mass.), 1952; Kroeber A. L., The nature of culture. Chi., [1952]; Snow C. P., The two cultures and the scientific revolution, Camb., 1959; Malinowski B., A scientific theory of culture and other essays, N. Y., 1960; Mead M., Continuities in cultural evolution. New Haven. 1965.
А. И. Арнольдов, М. А. Батунский (марксистско-ленинская теория К.);
Д. Б. Зильберман, В. М. Межцев.

Словарь по культурологии:

(лат. cultura – возделывание, воспитание, образование, почитание)
многозначное понятие, употребляемое для обозначения исторически определенного уровня развития общества, творческих сил и развития способностей человека, выраженного в типах, формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях.
1) основное понятие культурологии, обозначающее, во-первых, все то, что создано самим человеком в отличие от созданного природой. Этим определением фиксируются внешние границы культуры и ее источник – целесообразная деятельность. Поскольку в культуре субъектом, объектом и конечным продуктом выступает сам человек как ценность всех ценностей, постольку культуру можно назвать производством исторически определенного типа человека;
2) в социально-историческом смысле – господствующий способ накопления и передачи от поколения к поколению созидательного опыта (наследия) – первобытная культура, феодальная, буржуазная и др.;
............
3) конкретно-системный способ воспроизводства (культивирования) определенных человеческих качеств, свойств и их комплексов (профессиональная, эмоциональная, интеллектуальная, физическая, экологиче­ская и т. д.); 4) мера усвоения личностных достижений человечества и способ их применения в творчестве и общении. 5) результат всей и всякой деятельности людей за время их существования.
совокупность искусственных порядков и объектов, созданных людьми в дополнение к природным, заученных форм человеч. поведения и деятельности, обретенных знаний, образов самопознания и символич. обозначений окружающего мира. К. есть “возделанная” среда обитания людей, организованная посредством специфич. человеч. способов (технологий) деятельности и насыщенная продуктами (результатами) этой деятельности; мир “возделанных” личностей, чье сознание и поведение мотивируется и регулируется уже не столько биол., сколько социальными интересами и потребностями, общепринятыми нормами и правилами их удовлетворения; мир “упорядоченных” коллективов людей, объединенных общими экзистенциальными ориентациями, социальными проблемами и опытом совместной жизнедеятельности; мир особых нормативных порядков и форм осуществления деятельности и образов сознания, аккумулированных и селектированных социальным опытом на основании критериев их приемлемости по социальной цене и последствиям, их допустимости с т.зр. поддержания уровня социальной консолидированности сооб-в и воплощенных в системах социальных целей, ценностей, правил, обычаев, социальных стандартов, технологий социализации личности и воспроизводства сооб-в как устойчивых функциональных целостностей, опредмеченных в специфич. чертах технологий и продуктов любой социально значимой и целенаправленной активности людей; мир символич. обозначений явлений и понятий, сконструированный людьми с целью фиксации и трансляции социально значимой информации, знаний, представлений, опыта, идей и т.п.; мир творч. новаций — способов и рез-тов познания, интеллектуальных и образных рефлексий бытия и его практич. преобразования с целью расширения объемов производства, распределения и потребления социальных благ. К. является продуктом совместной жизнедеятельности людей, системой согласованных процедур и способов их коллективного существования, деятельности и взаимодействия, обозначений и оценок, консолидации во имя достижения общих целей, упорядоченных правил и социально приемлемых технологий удовлетворения групповых и индивидуальных интересов и потребностей (как материальных, так и познават., символич., оценочных), реализуемых в формах человеч. деятельности.
Вместе с тем К. не является механич. суммой всех актов жизнедеятельности людей. К. — прежде всего свод “правил игры” коллективного существования, выработанная людьми система нормативных технологий и оценочных критериев по осуществлению тех или других социально значимых практич. и интеллектуальных действий (при разл. степени жесткости их нормативной регуляции). В отличие от биол. свойств и потребностей человека нормы К. не наследуются генетически, а усваиваются только методом научения, и потому вопрос об уровне К. в об-ве сводится к проблеме эффективности такого рода “научения” (т.е. механизмов социализации и инкультурации личности).
Характеризуя осн. параметры К., следует учитывать и то, что человечество, будучи единым биол. видом, никогда не являлось единым социальным коллективом. Разные популяции людей обитают на Земле как автономные сооб-ва в заметно различающихся природных и истор. условиях. Необходимость в адаптации к этим условиям привела к сложению столь же разнообр. специфич. способов и форм осуществления коллективной жизнедеятельности людей, постепенному формированию целостных системных комплексов подобных форм, своеобразие к-рых отличает одно сооб-во от другого. Такие комплексы специфич. способов и форм жизнедеятельности получили название К. соответствующих сооб-в (народов).
Т.о., обобщающее понятие К. есть не более чем умозрит. категория, отмечающая опр. класс явлений в социальной жизни людей, опр. аспект их совместного существования. Реально на Земле существовало в истории и существует поныне множество локальных К. отд. человеч. сооб-в как системных комплексов исторически сложившихся форм их социального бытия. Нек-рые из этих К. похожи друг на друга в силу их генетич. родства или сходства условий возникновения и истории, другие различаются настолько, насколько разнятся условия жизни породивших эти К. народов. Но “ничейной” К. или “К. вообще” в принципе быть не может. Каждая К. воплощает специфич. набор способов социальной практики к.-л. конкретно-истор. сооб-ва. Со временем к такого рода популяционной (этнич.) дифференциации форм жизнедеятельности добавилось их размежевание по социальным, полит., конфессиональным и иным параметрам; локальные системы превратились в чрезвычайно сложные и полифункциональные системы по обеспечению коллективного существования и деятельности людей. Осн. социальные функции подобных культурных систем связаны с решением задач интеграции и консолидации людей в целях совместного удовлетворения их индивидуальных и групповых потребностей и интересов (или обеспечения условий для такого рода действий); организации людей (структурирования и разделения социальных функций по направлениям деятельности, группам исполнителей и пр.), нормирования и регуляции практики их совместной жизнедеятельности, технологий и рез-тов их труда, межличностных и групповых взаимодействий и пр.; обеспечения процессов познания окружающего мира, формирования представлений, верований, идей и т.п.; накопления и обобщения социального опыта коллективной жизни, выработки критериев оценки полезности и значимости тех или иных явлений для человека и об-ва, построения иерархии экзистенциальных ценностных ориентаций; формирования стандартов социальной адекватности членов сооб-ва, образов социальной идентичности и престижности, средств социального вознаграждения или наказания; осуществления социальной коммуникации между людьми, символич. обозначения предметов, явлений и процессов окружающего мира, выработки языков и способов обмена информацией, техн. средств ее фиксации, хранения, тиражирования, трансляции и пр.; разработки механизмов воспроизводства сооб-ва как социальной целостности посредством межпоколенной трансляции социального опыта, воплощенного в формах и традициях (вербальных и невербальных текстах) данной К., и т.п.
К числу важнейших функциональных особенностей К. как системы следует отнести и такие ее свойства, как способность к самообновлению, постоянному порождению новых форм и способов удовлетворения интересов и потребностей людей, адаптирующих К. к меняющимся условиям бытия (прежде всего историческим), порожденным творч. инициативой отд. личностей или логикой развития технологий в той или иной специализир. сфере деятельности: постоянную селекцию и отбор форм К., оказавшихся наиболее эффективными как с т.зр. утилитарных функций, так и наиболее приемлемыми по своей социальной цене и последствиям, способствующим повышению уровня взаимопонимания и консолидированности членов сооб-ва и потому обретающим статус общепринятых норм по осуществлению соответствующих функций, включаемых в систему ценностных установок и социального опыта данного сооб-ва и транслируемых следующим поколениям в качестве традиций К.: способности к саморазвитию, т.е. усложнению структурно-функциональных и организационных параметров всей системы К., углублению специализированности ее отд. элементов и уровня их взаимосвязи и взаимодействия, повышению универсальности и интенсивности функционирования как системы в целом, так и ее отд. наиболее важных подсистем, что в конечном счете ведет к общему повышению сложности социальной организации и форм жизнедеятельности данного сооб-ва и называется истор. прогрессом. Разумеется, перечисленные свойства систем К. заложены в них потенциально и реализуются далеко не всегда, а лишь при благоприятном сочетании опр. условий. Поэтому прогресс (эволюция, развитие) в истор. динамике К. возможен, но отнюдь не обязателен. История свидетельствует, что большинство существовавших на Земле народов, достигнув опр. уровня развития К., вступают в состояние гомеостаза со своим природным и социальным окружением, при к-ром процессы изменчивости К. продолжаются на микроуровне и не ведут к общему усложнению системы в целом. И лишь в сравнительно редких случаях нек-рые сооб-ва (напр., народы Зап. Европы и ряд других) совершают последоват. прогрессивную эволюцию в своих осн. социокультурных характеристиках от архаич. до постиндустриальной стадии развития.
К. по природе своей изменчива. В ее динамике можно выделить несколько осн. типов порождения и существования феноменов К. Во-первых, Культурогенез – процессы порождения новых форм К. и интеграции их в социальную практику, а также формирования новых систем и конфигураций К., протекающие постоянно на протяжении всей истории человечества и отражающие прежде всего адаптивную пластичность К. Во-вторых, наследование традиций – процессы межпоколенной трансляции и воспроизводства, а также отмирания (утраты социальной актуальности) уже существующих и интегрированных в социальную практику явлений, что определяет преемственность истор. социального опыта людей и позволяет осуществлять воспроизводство их сооб-в как устойчивых социальных целостностей. В-третьих, диффузия К. – процессы пространственно-временного распространения образцов К., их заимствования и внедрения в новые, еще не практиковавшие эти формы системы К., ведущие к обмену элементами социального опыта, взаимодействию и взаимопониманию между разными сооб-вами. В-четвертых, трансформация форм К. – процессы их модернизации, прогрессивного развития или деградации, вплоть до исчезновения из практики. В-пятых, реинтерпретация форм К. – процессы изменчивости смысловых и символич. характеристик форм и связей между ними, происходящие в течение их существования. И наконец, в-шестых, системная трансформация К. – процессы истор. изменчивости (эволюции, деволюции, волновой изменчивости, распада, слияния и пр.) самих систем К. за время их существования, а также ряд иных видов динамики К.
Хотя К. и представляет собой порождение коллективной жизнедеятельности людей, ее практич. творцами и исполнителями являются отд. личности. Всякий индивид выступает по отношению к К. одновременно в нескольких ипостасях: как "продукт" К., введенный в ее нормы и ценности, технологии деятельности и этику взаимодействия с др. людьми в процессе своей инкультурации и социализации, осуществляемой при воспитании в детстве, при получении общего и спец. образования, в ходе контактов со своим социальным окружением (семьей, друзьями, коллегами и пр.), получая повседневную информацию обыденного и специализир. характера, осмысливая худож. образы и нравств. коллизии в произведениях лит-ры и искусства и т.п., что прямо или опосредствованно работает на формирование личности, социально и культурно адекватной об-ву ее проживания, и постоянную корректировку параметров этой адекватности на протяжении всей жизни человека; как “потребитель” К., использующий нормы и правила усвоенной им К. в своей социальной практике и особенно во взаимодействии с др. людьми, пользующийся языками и символами коммуникации, знаниями, оценочными стандартами, типовыми этич. формами и пр. как данными ему уже в готовом виде инструментами и способами личностной самоидентификации и социальной самореализации в данном сооб-ве; как “производитель” К., творчески порождающий новые формы К., либо интерпретативно воспроизводящий или оценивающий в суждениях имеющиеся формы, что уже по самому факту индивидуального интерпретирования (собственной оценки) может быть квалифицировано как акт творчества; как транслятор К., ибо, воспроизводя к.-л. образцы К. в практич. действиях и суждениях, человек тем самым передает информацию о них др. людям.
И наконец, еще одно важнейшее свойство К. — это ее функционирование в качестве основания для самоидентификации об-ва и его членов, осознания коллективом и его субъектами своего группового и индивидуального (в группе) Я, маркирования себя самобытными формами своей К., различения “своих” и “чужих” по признакам К. и т.п.
Процесс истор. происхождения К. был одним из аспектов становления человека как существа социального. В ходе антропогенеза, по всей видимости, происходила и постепенная эволюция биол. механизмов адаптации к природному окружению посредством изменения морфологич. видовых характеристик гоминидов, к их адаптивным реакциям посредством изменения стереотипов сознания и поведения, разработки и применения искусств. средств деятельности (орудий), совершенствования социальной организации популяции, развития приемов регулирования совместных действий, механизмов обмена информацией и иных форм активности, уже социокультурных по своему характеру. Жизненные интересы эволюц. предков человека, судя по всему, мало чем отличались от животных, но реализовались уже совсем иными, гораздо более эффективными, а главное — более пластичными и универсальными средствами. Темпы развития подобных поведенческо-деятельностных средств обеспечения существования еще более ускорились, когда к адаптируемым условиям природного окружения добавились и истор. обстоятельства контактов и соперничества с др. человеч. популяциями. Начиная с эпохи становления первых городских цивилизаций фактор взаимодействия сооб-в со своим социальным окружением превратился в один из наиболее значимых стимулов социокультурного развития.
Истор. эволюция К. прошла несколько стадий (разумеется, каждое сооб-во проходило их в своем собств. темпе и ритме): первобытную, где складывалась основная “низовая” ячейка социальной организации — семья, а осн. механизмом социальной регуляции были нормы и ритуалы брачных и кровно-родств. отношений; архаическую, где формировался этнич., территориально-соседский тип социальной организации и К., а гл. средством социальной регуляции являлась племенная мифология и детерминируемые ею традиции; доиндустриальную, где преобладали в осн. сословно-идеол. и политико-конфессиональные формы социокультурного жизнеустроения (цивилизационные), а в средствах социальной регуляции доминирующую роль играло религиозно санкционированное насилие; индустриальную, где осн. организационными и культурными структурами об-ва стали нац. государственность и специализир. социально-функциональные страты, а гл. регулятором — социально-экон. интересы и конвенции; и наконец, постиндустриальную, где формы социальной организации эволюционируют к транснац. политико-экон. объединениям, а ведущая регулятивная функция переходит к разнообр. видам информац. деятельности, формирующим новый тип К. — массовый.
Т.о., К. характеризуется как присущий всякому устойчивому сооб-ву людей системный комплекс специфич. и более или менее нормированных способов и форм социальной интеграции, организации, регуляции, познания, коммуникации, оценки и самоидентификации, образных рефлексий и интерпретаций, механизмов социализации личности и т.п., обладающий способностью к социальному и истор. самовоспроизводству, адаптивной изменчивости и прогрессивному саморазвитию по пути структурно-функционального усложнения. Эмпирически этот комплекс опредмечен в создаваемой людьми искусственной среде их обитания, составленной из произведенных ими материальных объектов, символич. продуктов (знаний, идей, языков и пр.), технологий осуществления всякой целенаправленной и социально нормированной деятельности (от высокоспециализированной до обычаев образа жизни) и оценочных критериев (ценностных ориентаций), как совокупность “социальных конвенций”, выраженных в вербальных и невербальных “текстах”, аккумулирующих социальный опыт сооб-в, накапливаемый и систематизируемый в ходе их истории.
Лит.: Моль А. Социодинамика культуры. М., 1973; Маркарян Э.С. О генезисе человеч. деятельности и культуры. Ер., 1973; Он же. Теория культуры и совр. наука: Логико-методол. анализ. М., 1983; Каган М.С. Человеч. деятельность. Опыт системного анализа. М., 1974; Он же. Философия культуры. СПб., 1995; Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. Ростов н/ Д., 1979; Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М., 1994; Морфология культуры: Структура и динамика. М., 1994; ФлиерА.Я. Культурогенез. М., 1995; Культура: теории и проблемы. М., 1995; Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры: (Синергетика социал. прогресса). М., 1995.
А.Я. Флиер.Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Толковый словарь Даля:

КУЛЬТУРА ж. франц. обработка и уход, возделывание, возделка; || образование, умственное и нравственное; говорят даже культивировать, вм. обрабатывать, возделывать, образовать и пр. Культиватор в земледелии, скоропашка, для передваивания пашни, с железными лапами, вместо сошника.

Этнографический словарь:

(от лат. cultura — образование, воспитание, возделывание)система духовных форм обеспечения жизнедеятельности людей.
К.- специфический признак человека, присущий ему с начала его существования. Она охватывает все стороны жизни человека — биологической (еда, сон, отдых, половой акт, естественные отправления нужды в чем-либо), производственной (создание средств материального жизнеобеспечения — орудия труда, пища, одежда, жилище), духовной (язык и речевая деятельность, мировоззрение, эстетическая деятельность и др.), социальной (коммуникация, социальные отношения).
Соответственно внутри К. выделяются составляющие ее подсистемы: материальная и духовная К., производственная, жизнеобеспечивающая, соционорматив-ная, коммуникативная, художественная и т. п. К- каждой человеческой общности (этнической, социальной, конфессиональной и др.) отличается своими специфическими признаками. Их взаимодействие и взаимовлияние — как синхронное, так и диахронное, т. е. между К., существующими в различных регионах и в разные исторические периоды, — создает сложную систему К. человечества в целом.
Культурная ориентация каждого индивида определяется сознательно и подсознательно его принадлежностью к той или иной культурной общности. Решающим при этом является влияние культурной традиции, т. е. передачи культурного опыта следующим поколениям. Наряду с этим для развития К. важны культурные инновации — культурные явления, вновь возникающие вследствие внутреннего развития или внешнего влияния.
(Крысько В.Г. Этнопсихологический словарь. М.1999)

Толковый словарь Кузнецова:

культура
КУЛЬТУРА -ы; ж. [лат. cultura]
1. Совокупность достижений человеческого общества в производственной, общественной и духовной жизни. Материальная к. Духовная к. Достижения культуры. История культуры. К. античного мира. К. Древней Руси. Средневековая к.
2. Археол. Общность археологических памятников определённой эпохи в развитии первобытного общества. Трипольская к.
3. Сфера человеческой деятельности, связанная с областью искусства, просветительской деятельностью и т.п. Мастера культуры. Работники культуры. Выдающиеся деятели русской культуры. Дворец, дом культуры (крупное учреждение, в котором проводится культурно-просветительская работа).
4. Высокий уровень развития какой-л. сферы человеческой деятельности или условий его жизни. К. земледелия, хозяйствования, производства. К. человеческих отношений. К. быта. К. труда. Физическая к. (укрепление здоровья и совершенствование тела человека путём физических упражнений). К. речи (владение нормами литературного языка, умение использовать выразительные средства языка).
5. Просвещённость, образованность, начитанность. Повышать свою культуру. Человек высокой культуры.
6. Спец. Разведение, выращивание какого-л. растения; культивирование. К. картофеля. К. риса. // Обработка, возделывание. К. почвы.
7. обычно мн.: культуры, -тур. Виды, разновидности разводимых, культивируемых растений. Зерновые культуры. Субтропические культуры.
8. Биол. Микроорганизмы (совокупность микроорганизмов), выращенные в лабораторных условиях в какой-л. питательной среде. К. стрептококка. К. холерного вибриона.
Культурный (см.).

Орфографический словарь Лопатина:

орф.
культура, -ы

Толковый словарь Ожегова:

КУЛЬТУРА, ы, ж.
1. Совокупность производственных, общественных и духовных достижений людей. История культуры. К. древних греков.
2. То же, что культурность (см. культурный во 2 знач.). Человек высокой культуры.
3. Разведение, выращивание какого-н. растения или животного (спец.). К. льна. К. шелкопряда.
4. Разводимое растение, а также (спец.) клетки микроорганизмов, выращенные в питательной среде в лабораторных или промышленных условиях. Технические культуры. К. органической ткани.
5. Высокий уровень чего-н., высокое развитие, умение. К. производства. К. голоса (у певцов). Физическая к. (физкультура). К. речи.
| прил. культурный, ая, ое (к 1, 3 и 4 знач.).

Большой психологический словарь:

(англ. culture) — ценности, нормы и продукты материального производства, характерные для данного общества. Понятие «К.» (так же, как и понятие «общество») чрезвычайно широко употребляется в человекознании: социологии, психологии человека и др. гуманитарных науках (особенно в культурной антропологии, этнографии). К. — одно из наиболее характерных свойств, присущее любому устойчивому объединению людей (Э. Гидденс). Син. (неполные) культурный опыт, общественно-исторический опыт, социальная наследственность. Существуют сотни определений К. Лучшим из них остается классическое, квази-формальное определение Э. Тайлора: К. слагается в своем целом из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых др. способностей и привычек, усвоенных человеком как членом общества.
К. все превращает в знак, посредством которого транслируется опыт К. Более полное представление о К. дают приводимые ниже живые метафоры: К. — это плодотворное существование (Б. Пастернак). Рост мира есть К. (А. Блок). Слово есть архетип К.; К. — культ разумения; словавоплощение разума (Г. Шпет). К. — это язык, объединяющий человечество; К. — это среда, растящая и питающая личность (П. Флоренский). К. — это связь людей; цивилизация — это сила вещей (М. Пришвин). К. — это усилие человека быть (М. Мамардашвили). Человек в качестве человека не может существовать без К. К. — это то, что дает человеку возможность разговаривать с самим собой, а потому даже для отшельника такой проблемы не существует (С. Аверинцев). Вся человеческая К. до сих пор остается протестом против смерти и разрушения... (Вяч. В. Иванов). Эстетическая К. есть К. границ и потому предполагает тонкую атмосферу глубокого доверия, обымающую жизнь (М. Бахтин). Современные дикари — не остатки примитивного человека, а дегенераты когда-то бывших К. (А. Белый). К. — это лишь тоненькая яблочная кожура над раскаленным хаосом (Ф. Ницше). К. — это заклятие хаоса (А. Белый). След. определение выражает существо дела, схватывает и задает способ построения К., характеризует культурный акт как таковой: собственно культурным актом является созидательное действие, посредством которого мы извлекаем logos некоего объекта, до этого момента являвшегося необозначенным (Х. Ортега-и-Гассет).
Приведенные метафоры, хотя и не приближают к научному определению К., зато дают почувствовать, что самая верная их защитница — это К., а самый опасный враг — это бескультурье. К сожалению, это значительно лучше известно людям, крайне далеким от К., которые умеют все обернуть себе на пользу, даже К. К. непосредственна, искренна и скромна, а бескультурье расчетливо, притворно и нагло. К. бесстрашна и неподкупна, а бескультурье трусливо и продажно. К. совестлива, а бескультурье хитро, оно стремится рядиться в ее тогу. Причина этого в том, что К. первична, непреходяща, вечна, а бескультурье подражательно, преходяще, временно, но ему, при всем своем беспамятстве, больше, чем К., хочется в вечность. К. непрактична, избыточно щедра и на своих плечах тащит в вечность Неронов и Пилатов, что, впрочем, не оказывает на их последователей отрезвляющего влияния. К. ненавязчива, самолюбива и иронична, а бескультурье дидактично, себялюбиво и кровожадно: «Невежда начинает с поучения, а кончает кровью» (Пастернак).
Сила К. в преемственности, непрерывности ее внутреннего существования и развития, в ее порождающих и творческих возможностях. Творчество в любой сфере деятельности должно быть замешано на дрожжах К., пользоваться ее памятью. Только преемственность и форма могут обеспечить обновление и откровение. К. находится «на границе» прошлого и настоящего, настоящего и будущего. История К. — это «летопись не прошедшего, а бессмертного настоящего» (О. Фрейденберг). К. обеспечивает движение исторического времени, создает его семантику, мерой которой являются мысли и действия. Без К. время застывает и наступает безвременье или времена временщиков. Но поскольку движение истории продолжается, значит, защитный механизм К. даже во время остановок этого движения (которым Аверинцев дал удачное наименование «хронологической провинции») права голоса не утрачивает, хотя и становится едва слышим.
Приписывание К., идеальной форме, социальной среде функций источника или движущей силы развития вынуждает К., помимо ее воли, быть агрессивной, оставляет неясной роль в развитии самого развивающегося индивида. А он не только не пассивен, но сам становится источником и движущей силой развития К., порождения новых идеальных форм, переосмысления старых. К несчастью, он иногда слишком энергично вносит вклад в изменение окружающей среды, в т. ч. и К. Отношения организма и среды, человека и К. следует признать взаимно активными, коммуникативными, диалогическими. Диалог м. б. дружественным, напряженным, конфликтным, он может переходить и в агрессию.
Человек может принять вызов со стороны К. или остаться равнодушным. К. также может пригласить, а может оттолкнуть или не заметить. Между К. и индивидом существует разность потенциалов, что и порождает движущие силы развития. Эти силы находятся не в К. и не в индивиде, а между ними, в их взаимоотношениях. (В. П. Зинченко.)

Социологический словарь:

КУЛЬТУРА (от лат. cultura — возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание) — англ. culture; нем. Kultur. 1. Совокупность материальных и духовных ценностей, выражающая определенный уровень истор. развития данного общества и человека. 2. Сфера духовной жизнедеятельности общества, включающая систему образования, воспитания, духовного творчества. 3. Уровень овладения той или иной областью знаний или деятельности. 4. Формы соц. поведения человека, обусловленные уровнем его воспитания и образования.

Смотреть другие определения →


© «СловоТолк.Ру» — толковые и энциклопедические словари, 2007-2019