Определение слова «объяснение»

Толковый словарь Ушакова:

ОБЪЯСНЕ́НИЕ, объяснения, ср. (·книж. ).
1. только ед. Действие по гл. объяснить-объяснять. Марксисткое объяснение явлений. Объяснение непонятных слов. Объяснение задачи в классе.
2. Письменное или устное изложение в оправдание чего-нибудь. Потребовать от кого-нибудь объяснения.
3. Причина, источник чего-нибудь. Найти объяснение данного явления.
4. Действие по гл. объясниться-объясняться; разговор для выяснения чего-нибудь. «Отвечайте мне коротко и искренно на один только вопрос..., и наше объяснение сейчас кончится.» Гончаров. «У матушки происходило объяснение с отцом.» А.Тургенев. «Я избавил вас от весьма неприятных объяснений.» А.Тургенев.
Объяснение в любви — признание в любви.

Большой энциклопедический словарь:

ОБЪЯСНЕНИЕ — функция научного исследования, состоящая в раскрытии сущности изучаемого объекта; осуществляется через постижение определенного закона, которому подчиняется данный объект.

Словарь по культурологии:

Познавательно-аналитическая процедура, приобретающая ведущее значение в развитии естественно-научного знания Нового времени. Отправной точкой О. служит реальность; мышление человека раскрывает в ней необходимо-закономерный порядок, логически обусловливает этот порядок и подтверждает его через эксперимент, что выводит сами эти процедуры на первый план анализа и поиска научной истины. Т.о., О. позволяет подвести под истинные те или иные высказывания, идеи, теории, соотнося их с тем, что происходит в действительности с т.зр. рационально-дискурсивного анализа.
О. широко используется в естеств. науках, имеющих дело с внешним опытом и опирающихся на рассудочно-логич. знание, доступное опытной проверке. Вместе с тем О. широко представлено и в культурологич. знании — в истор. исследованиях, при изучении социальных и социол. аспектов культуры и др. Процедура О. при этом тесно сопрягается с процедурой понимания. О. и понимание нельзя рассматривать в качестве абсолютных антиподов в процессе познания; не выступают они и свойствами явлений действительности или характеристик познающего человека; они — суть отношения между мыслью и действительностью. Выступая как универсальные интеллектуальные операции процессов познания, они их взаимоопределяют и взаимодополняют. Обе процедуры в разных формах и с неодинаковой частотой используются в процессах познания как в естественно-научных, так и в гуманитарных науках.
См. также Понимание.
Лит.: Тульчинский Г.Л. Проблема осмысления действительности. Л., 1986; Понимание как философско-методологическая проблема: Материалы “круглого стола”// ВФ. 1986. № 7-9; Розин В.М. Научное познание и художественное постижение как явления культуры и творчество человека // Социально-полит. журнал. 1993. № 8.
Г.А. Аванесова.Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Толковый словарь Кузнецова:

объяснение
ОБЪЯСНЕНИЕ -я; ср.
1. к Объяснить — объяснять. О. урока. О. явлений природы. О. значения слова. О. смысла происходящего.
2. к Объяснитьсяобъясняться; разговор для выяснения чего-л. Длинное о. с друзьями. О. родителей было прервано на полуслове. Не требуй от других никаких объяснений! Избегайте объяснений. О. в любви (признание в любви). // Разг. = Признание в любви. Последовало бурное, пылкое о. Между влюблёнными произошло о. Она ждала объяснения с женихом.
3. обычно мн.: объяснения, -ний. Изложение причин, обстоятельств и т.п. в оправдание своего поведения. О. по поводу опоздания. Напишите свои объяснения. Потребовать от кого-л. объяснения. Явиться в суд для объяснения по запросу истца. Не явился на вызов без всяких объяснений.
4. То, что объясняет, помогает понять что-л. Дать о. своей гипотезе. Всё должно иметь разумное о. Объяснения экскурсовода. Объяснения к иллюстрациям (текст, разъясняющий смысл иллюстрации).
Объяснительный, -ая, -ое. Содержащий объяснение. О-ая записка. О-ое чтение (чтение учебного текста с комментариями).

Малый академический словарь:

объяснение
-я, ср.
1.
Действие по знач. глаг. объяснить—объяснять.
Объяснение урока. Объяснение явлений природы.
2.
Действие по знач. глаг. объясниться—объясняться; разговор для выяснения чего-л.
Вечером я имел с ним [Печориным] длинное объяснение: мне было досадно, что он переменился к этой бедной девочке. Лермонтов, Бэла.
У матушки происходило объяснение с отцом: она в чем-то упрекала его. Тургенев, Первая любовь.
3. обычно мн. ч. (объяснения, -ий).
Изложение причин, обстоятельств, с помощью которых пытаются оправдать свое поведение.
[Окоемов:] Я, к несчастью, одно из действующих лиц этой семейной драмы, я должен буду выслушивать разные объяснения. А. Островский, Красавец-мужчина.
— Я и теперь --- готов принять все объяснения, которые вы можете дать мне. Л. Толстой, Война и мир.
4.
То, что объясняет что-л., указывает на причину чего-л.
[В Ельце] все старинные купеческие фамилии были двойные ---. Разделение купеческих имен — явление до того заметное ---, что, наверно, есть этому и какое-то разумное объяснение. М. Пришвин, Кащеева цепь.

объяснение в любви
признание в любви.

Орфографический словарь Лопатина:

орф.
объяснение, -я

Толковый словарь Ожегова:

ОБЪЯСНЕНИЕ, я, ср.
1. см. объяснить, ся.
2. Письменное или устное изложение в оправдание чего-н., признание в чёмн. О. по поводу опоздания. Представить свои объяснения.
3. То, что разъясняет, помогает понять что-н. Трудно найти о. такому поступку. Так вот где о.! (теперь понятно, в чём дело, в чём причина).
| прил. объяснительный, ая, ое (ко 2 знач.; офиц.). Объяснительная записка.

Новейший философский словарь:

ОБЪЯСНЕНИЕ — функция познания, науки, научной теории, реализуемая через логико-методологическую процедуру экспликации сущности одного предмета, явления, события, действия и т.д. (объясняемое, «новое») через другое (объясняющее, «наличное»), имеющее статус достоверного, «очевидного», понимаемого. Противостоит пониманию (см. ИС-ТОРИЦИЗМ). Компонента О. входит в познавательные акты во всех сферах и на всех уровнях человеческой деятельности. Специально проблема О. поднималась и рассматривалась на дисциплинарном уровне в философии и теологии. В европейской культуре функция О. постепенно закрепилась прежде всего за научным знанием. Научное О. должно отвечать, как минимум, двум требованиям: 1) адекватности — его аргументы и характеристики должны иметь непосредственное отношение к предметам, явлениям, событиям, которые они объясняют; 2) принципиальной проверяемости (непосредственно или через свои следствия). По своей логической структуре О. представляет рассуждение или умозаключение, посылки которого содержат информацию, необходимую для обоснования такого рассуждения (умозаключения). Посылки называются экспланансом, следствия из них — экспла-нандумом. Эксплананс и экспланандум связаны между собой отношениями выводимости (следования). О. осуществляется как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях организации научного знания. О. в естествознании ориентируется прежде всего на раскрытие причинно-следственных связей и отношений, хотя могут объясняться и генетические, структурные, функциональные зависимости, но в любом случае речь идет о выявлении картины детерминации объекта (явления, события), его зависимостей и обусловленностей. Чем полнее и глубже вскрыты обусловленности, тем выше ценность О. Наиболее известна и признаваема в методологии познания — дедуктивно-номологическая модель научного О. Поппер считал, что дать причинное О. события значит дедуцировать утверждение, которое его описывает, используя в качестве посылок один или более универсальных законов совместно с определенными единичными утверждениями о первоначальных условиях. Аналогично, Карнап утверждал, что эксплананс должен содержать хотя бы один закон науки. Таким образом, суть данной модели О. состоит в подведении под закон объясняемого явления. При этом дедукция понимается здесь не как умозаключение от общего к частному, а как любой вывод, заключение которого следует из имеющихся посылок с логической необходимостью по принятым правилам дедукции. С точки зрения К. Гемпеля, общий закон — это универсальное условное высказывание, которое может быть подтверждено или опровергнуто с помощью эмпирических данных, а само О. понимается как «гипотеза универсальной формы» (ссылка на причины или определяющие факторы данного события). Дедуктивно-номологиче-ская модель О. дополняется дедуктивно-фактуальной моделью (О. через эмпирически фиксируемую закономерность, иногда говорят об О. с помощью замаскированного закона), а их обобщение может быть обозначено как схема Поппе-ра — Гемпеля, суть которой У. Дрей определял как модель «охватывающего закона». Особые варианты дедуктивных О. — это О. эмпирических законов через теоретические принципы, через законы более высокого порядка, а также О. внутри гипотетико-дедуктивной теории (метода). Гемпелем подробно разработана и теория индуктивно — статистического О., предполагающая установление эмпирических отношений между классами событий как свое основание и трактующая индукцию не как процесс рассуждения от частного к общему, а как всякое рассуждение или умозаключение, посылки которого в той или иной степени подтверждают заключение, которое носит вероятностный характер. Гемпель рассматривает в этой связи как особый вид вероятностных О. — дедуктивно-статистические (эксплананс содержит по крайней мере один статистический закон или теоретический принцип). В целом любое дедуктивное О. можно истолковывать как особый случай индуктивного О., когда степень вероятности экспланандума становится равной единице (100%) и, следовательно, вероятностный вывод становится достоверным. Схемы О. могут не быть полностью развернуты (предъявлены) и тогда речь идет о неполных О. (»объясняющих скетчах», по Гемпелю). Как особый тип О. можно принять схемы операционализма и инструментализма, предполагающие экспликацию «неизвестного» и его (если это возможно) редукции к «известному». Дреем была предложена (прежде всего для анализа исторических событий) модель «непрерывной (последовательной) серии событий (происшествий) «, в которой О. есть заполнение пробелов в серии, восстановление ее непрерывности. Для анализа исторических событий Дреем и др. была предложена модель рационального О., суть которой заключается в О. поведения исторического агента (деятеля, лица) через его мотивы, т.е. через оценку его адекватности ситуации (что предполагает «проецирование» исследователя в ситуацию, ее «переигрывание», «вновь испытывание», «вновь продумывание»). У Коллингвуда цель рационального О. — воссоздание «внутренней стороны» исторического события, которую составляют мысли исторического агента. Основные трудности, с которыми сталкивается рациональное О., следующие: 1) наличие разных типов рациональности и различие их стандартов в различные исторические времена и в разных социокультурных слоях общества; 2) нерационализируемость полностью человеческого поведения. Гемпелем в связи с этим было предложено рациональное О. не через мотивы, а через меру следования системе принудительных норм, предзадающей цели действия (действие в соответствии с диспозициями). Особая разновидность рациональных О. предложена в этнометодологии. Г.Г. фон Вригт противопоставил как концепциям причинного (истоки которого он усматривал в установках физики Галилея на предсказание события), так и концепциям рационального О. — модель телеологического (интенционального) О., истоки которой он относил к установке Аристотеля сделать факты финалистически понятными. О. состоит не в указании рациональности действия, а цели, которую преследует индивид (или его интенций), и опирается на теорию «практического вывода» (в котором одна посылка говорит о желаемом результате (цели), другая же указывает на средства достижения этой цели, а выводное суждение представляет собой описание действия; при этом схема может быть усложнена введением в посылки дополнительных ограничений на возможное действие). Связь О. с описанием, нарративом, породила ряд нарративных концепций О. Так, Т. Никклз, исходил из того, что объясняя факты, мы имеем дело с различными их описаниями, которые трудно поддаются трансформации друг в друга и поэтому должны быть объяснены как отдельные. Отсюда модель сингулярных причинных О., исходящая из критического переосмысления идей Гемпеля. Тем самым в О. снимается требование наличия связей выведения, которые могут быть даны через рассказ (объясняющий нарратив, указывающий на то, что событие не было неожиданным, как это изначально казалось). Как особый тип О. рассматриваются так называемые модельные О. (О. с помощью моделей, прежде всего знаковой природы).

Новая философская энциклопедия:

ОБЪЯСНЕНИЕ (в методологии науки) – познавательная процедура, направленная на обогащение и углубление знаний о явлениях реального мира посредством включения этих явлений в структуру определенных связей, отношений и зависимостей, дающей возможность раскрыть существенные черты данного явления. В простейшем случае предметом объяснения выступают отдельные эмпирически фиксируемые факты. В этом случае объяснению предшествует их описание. Но в принципе предметом объяснения может быть реальность любого вида в любых ее проявлениях и на любом уровне ее выражения в системе научного знания. Так, скажем, подлежать объяснению могут законы науки, эмпирические и теоретические, содержание теорий меньшей степени общности может находить свое объяснение в теориях более общего уровня и пр. В структуре объяснения как познавательной процедуры можно выделить следующие элементы: 1) исходное знание об объясняемом явлении (т.н. экспланандум); 2) знания, используемые в качестве условия и средства объяснения, позволяющие рассмотреть объясняемое явление в контексте определенной системы или структуры (т.н. основания объяснения, или, эксплананс); 3) познавательные действия, позволяющие применить знания, выступающие в качестве оснований объяснения, к объясняемому явлению. В качестве оснований объяснения могут использоваться знания различного вида и уровня развития, что позволяет выделять различные виды и формы объяснения по типу эксплананса. Вместе с тем процедуры объяснения могут различаться в зависимости от применяемых в процессе их осуществления познавательных приемов и действий.
В т.н. стандартной концепции анализа науки, выдвинутой сторонниками логического позитивизма и получившей широкое распространение в западной методологии науки в 40–50-е гг., доминировала дедуктивно-номологическая модель объяснения, сформулированная К.Гемпелем и П.Оппенгеймом в 1948 (см.: Гемпель К.Г. Логика объяснения. М., 1998, с. 89–146). Эта логическая модель объяснения представляла собой применение общей гипотетико-дедуктивной схемы (см. Гипотетико-дедуктивный метод [ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД], Гипотетико-дедуктивная модель [ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВНАЯ МОДЕЛЬ]) к ситуации объяснения. В этой схеме исходили из рассмотрения в качестве эксплананса т.н. номологических утверждений, формулирующих законы науки, а в качестве логического приема объяснения использовалась дедукция знания об объясняемом явлении из этих номологических утверждений. Осуществимость такого объяснения рассматривалась как фактор подтверждения, оправдания номологического утверждения (см. Оправдание теории [ОПРАВДАНИЕ ТЕОРИИ]). Как всякая логическая модель реального познавательного процесса, она носила характер весьма сильной его идеализации, преувеличивая, во-первых, роль законов науки в качестве эксплананса, во-вторых, исхода, как и стандартная концепция анализа науки в целом, из противопоставления контекста открытия [КОНТЕКСТ ОТКРЫТИЯ] и контекста оправдания [КОНТЕКСТ ОПРАВДАНИЯ], она не могла учитывать процессов совершенствования знания в ходе осуществления процедуры объяснения. Что касается роли законов науки (т.н. номологических утверждений) в процессах объяснения, то, действительно, наиболее развитой формой научного объяснения являются объяснения, предпринимаемые на основе теоретических законов и предполагающие осмысление объясняемого явления в системе теоретического знания, ассимиляцию его в научно-теоретической картине мира.
Однако уже сам автор дедуктивно-номологической модели объяснения К.Г.Гемпель впоследствии был вынужден обобщить ее, сформулировав наряду с дедуктивной вероятностно-индуктивную или статистическую версию гомологической модели объяснения. Но главное заключается в том, что было бы неправильно недооценивать познавательное и методологическое значение различных форм объяснения, в качестве оснований которых не обязательно выступают законы науки. Т.н. номологические объяснения характерны для теоретического математизированного естествознания, в первую очередь физики, а в научных дисциплинах, где не выкристаллизованы теории в строгом смысле этого термина (см. Теория [ТЕОРИЯ]) с их законами, распространены иные формы объяснения. Так, в дисциплинах социально-гуманитарного профиля в качестве оснований объяснения зачастую выступают типологии. Напр., объяснение особенностей человеческого поведения дается на основе типологии характеров в психологии, объяснение социальных явлений – исхода из типов социальных структур и социальных действий в социологии и пр. Важнейшую роль в науках о живой и неживой природе, социально-гуманитарных дисциплинах играет объяснение путем включения рассматриваемого явления в контекст охватывающих его систем, структур и связей. Так возникают причинные, генетически эволюционные, функциональные, структурно-системные и т.д. объяснения, где в качестве эксплананса выступают не теории или законы науки, а некие категориальные схемы и картины мира, лежащие в основе научного знания в данной предметной области, скажем объяснение каких-либо социальных или биологических явлений через установление тех функций, которые они выполняют в социальной системе или живом организме.
Особая, вызывавшая оживленную полемику в философии и методологии науки проблема связана с объяснением человеческих действий и поступков в различных гуманитарных дисциплинах, в истории, в социальных науках, где так или иначе приходится рассматривать в качестве оснований объяснения различные мотивационно-смысловые установки, обуславливаемые ментальностью человека. В этом контексте проблема объяснения оказывается тесно связанной с проблемой понимания в специфическом значении этого термина в традиции, идущей от Дильтея, в которой понимание как постижение ментальных предпосылок создания какого-либо текста или вообще артефакта культуры рассматривается как специфический метод гуманитарного познания.
С методологической точки зрения процедуры объяснения не могут быть сведены к автоматизму дедуктивных выводов. Уже само по себе подведение явлений под общий закон по дедуктивно-номологической схеме предполагает определенную конструктивную работу сознания, которую Кант называл «способностью суждения», т.е. способностью применить общее правило, общую норму в конкретной ситуации. Реальные же процедуры объяснения в науке, даже те, которые можно представить в дедуктивно-номологической модели, связаны с «наведением мостов» между объектом объяснения и его экспланансом, уточнением условий применимости общего положения, нахождением промежуточных звеньев и т.д. Поиск же оснований объяснения там, где не имеется готового знания, под которое можно было бы подвести объясняемые явления, становится мощным стимулом развития научного знания, появления новых концепций и гипотез. В частности, поиск объясняющих факторов зачастую выступает предпосылкой теоретизации знания, перехода от эмпирического его уровня к формированию теоретических концепций, выработки того, что можно назвать первичными объяснительными схемами, которые поначалу представляют собой ad-hoc (т.е. объяснения данного случая), но затем могут развертываться в теоретическую концепцию. Так, скажем, объяснение Дюркгеймом большего числа убийств в протестантских общинах по сравнению с католическими меньшей степенью социальной сплоченности в первых сравнительно со вторыми, которое выступило первоначально как ad-hoc объяснение, послужило основой для создания получившей широкое признание в социологии концепции аномии как причины социальной дезорганизации. В ситуации же, когда попытки объяснить некоторые факты и обстоятельства в рамках определенных гипотез, концепций или теорий приводят к противоречию с последними, т.е. реальные обстоятельства выступают по отношению к ним как контрпримеры (см. Контрпримеры [КОНТРПРИМЕРЫ] в науке), наличие таких контрпримеров – скажем, противоречие планетарной модели атома со стабильностью электронов на орбите – становится необходимым условием критического анализа соответствующего знания и стимулом его пересмотра. Этот пересмотр отнюдь не всегда ведет к отказу от этого знания в духе примитивного фальсификационизма (см. Фальсификация [ФАЛЬСИФИКАЦИЯ], Фальсифицируемость [ФАЛЬСИФИЦИРУЕМОСТЬ]), он приводит к его уточнению, конкретизации, совершенствованию и развитию. При этом желательно, чтобы вносимые в теорию или гипотезу изменения не были бы только ad-hoc объяснениями выявленных контрпримеров, а увеличивали бы объяснительно-предсказательные возможности теории или гипотезы по отношению к другим фактам. Обрастание же теории или гипотезы большим количеством ad-hoc объяснений является свидетельством ее слабости.
Т.о., объяснение в целом является конструктивной, творческой познавательной процедурой, в результате которой не только обогащаются и углубляются знания об объясняемом явлении, но, как правило, происходит уточнение и развитие знаний, используемых как основание объяснения. Решение объяснительных задач выступает в качестве важнейшего стимула развития научного знания, его концептуального аппарата, что свидетельствует о несостоятельности резкого противопоставления т.н. контекстов оправдания и открытия при трактовке объяснения в рамках стандартной концепции анализа науки.
Осуществление функций объяснения в науке органически связано с предсказанием и предвидением. По существу, рассматривая научно-познавательную деятельность в целом, можно говорить о единой объяснительно-предсказательной функции научного познания по отношению к его объекту. Объяснение, рассматриваемое в этом контексте, выступает не как частная познавательная процедура, а как необходимая функция научного мышления, его кардинальная установка.
Литература:
1. Никитин Е.П. Объяснение – функция науки. М., 1970;
2. Гемпель К.Г. Мотивы и «охватывающие» законы в историческом объяснении. – В кн.: Философия и методология истории. М., 1977;
3. Дрей У. Еще раз к вопросу об объяснении действий людей в исторической науке. – Там же;
4. Рузавин Г.И. Научная теория. Логико-методологический анализ. М., 1978, гл. 8;
5. Вригт Г.Ф. фон. Объяснение в истории и социальных науках. – В кн.: Логико-философские исследования. М., 1986;
6. Бирюков Б.В., Новоселов M.М. Свойства объяснения и порядок в системе знания. – В кн.: Единство научного знания. ., 1988;
7. Гемпель К.Г. Функция общих законов в истории. – В кн.: Логика объяснения. М., 1998;
8. Hempel C.I. Deductive – Homological vs. Statistical Explanation. – Minnesota Studies in the Philosophy of science, v. III. Minneapolis, 1962.
В.С.Швырев

Социологический словарь:

ОБЪЯСНЕНИЕ — аигл. explanation; нем. Erklarung. 1. Функция научного познания, заключающаяся в раскрытии сущности изучаемого объекта. 2. Этап научного исследования, состоящий в раскрытии необходимых и существенных взаимозависимостей явлений или процессов, в построении теории и выявлении закона или совокупности законов, к-рым подчиняются данные явления или процессы. см. ОПИСАНИЕ, ПОНИМАНИЕ.

Грамматический словарь Зализняка:

Объяснение, объяснения, объяснения, объяснений, объяснению, объяснениям, объяснение, объяснения, объяснением, объяснениями, объяснении, объяснениях

Смотреть другие определения →


© «СловоТолк.Ру» — толковые и энциклопедические словари, 2007-2019